Мы составили краткий гид по хрестоматийным техно-записям, определившим облик жанра на десятилетия вперед. Как представляется редакции, в этой музыке хорошо просматривается общий концепт «техно», который всегда был не про определенное звучание, а больше про внутреннюю и творческую свободу, реализуемую доступными средствами электронной музыки.

Model 500 — No UFO’s (1988)

За проектом Model 500 стоит Хуан Аткинс, визионер, отец детройтского техно (или «Инициатор», как его еще называют в узких кругах). Он действительно одним из первых почувствовал надвигающуюся техно-манию и начал готовить для нее фундамент. В рамках подготовки был создан стилеобразующий лейбл Metroplex, на котором в конце 80-х и сформировался пресловутый «sound of Detroit». Формула Аткинса оказалась во многом пророческой: «гулящий» фанк в стиле Parliament объединяется с компьютеризированным синти-попом и вайбом электро. Всё выверено, использовано в нужных пропорциях — ничего лишнего. Исчерпывающее высказывание.

Beltram — Energy Flash (1990)

Джоуи Белтрам — один из вундеркиндов в истории техно. Свой главный опус, трек Energy Flash, он выпустил на легендарном R&S в возрасте 19 лет, а диджеить начал и вовсе в 12. Energy Flash — золотой стандарт жанра, жесткий минимал, который намного опередил свое время. В этой истории удивительно то, как индивидуалистский подход Белтрама, который всегда игнорировал тусовки, через время стал общепринятым стандартом. Energy Flash настолько взорвал сцену, что парню пришлось несколько лет приходить в себя и справляться с тяжелым грузом свалившейся славы. Зато позже, в 1995-м, он выдал безупречную пластинку Places, которая тоже во многом определила развитие техно на годы вперед.

3MB & Juan Atkins — 3MB & Juan Atkins (1992)

Над этой записью колдовало сразу три мэтра техно: Мориц Фон Освальд (Basic Channel / Rhythm & Sound), Томас Фельман (The Orb) и вездесущий Хуан Аткинс. В этом релизе они предприняли смелую попытку создать вокруг техно, которое использовалось в более функциональных целях, отдельную атмосферу, требующую погружения и вдумчивости. Нечто подобное в том же году предприняли на лейбле Warp, выпустив сборник Artificial Intelligence, ставший знаковым для всего IDM-движения. Пластинка 3MB & Juan Atkins доказывает революционную теорию о связи техно с джазовым бэкграундом, ведь в основе обоих жанров, в первую очередь, лежит творческая свобода.

Laurent Garnier — A Bout De Souffle EP (1993)

Кто не знает трек Wake Up (и не читал Электрошок), тот не имеет права называть себя любителем техно. Этот список был бы кощунственным без упоминания Лорана Гарнье, который проделал колоссальную работу не только над собственным саундом, но и был ответственным за правильную популяризацию данной музыки за пределами Детройта. Вязкий эйсид-гипноз его флагманского трека Wake Up в свое время пробудил столицу Франции, которая с энтузиазмом погрузилась в новый техно-мир.

Bandulu — Guidance (1993)

Этот подзабытый альбом британского трио — пример того, что в старорежимное техно можно погружаться и исследовать его глубины хоть до старости. Guidance в свое время вряд ли «перевернул игру», но вообще это довольно крепкая детройт-техно запись, на которой можно услышать в том числе эксперименты Карла Крейга. Как и Крейг, Bandulu — неисправимые романтики, тонко чувствующие и ретранслирующие урбанистическую атмосферу.

Choice — Acid Eiffel (1993)

Непосвященные приписывают авторство этой вещи одному лишь Лорану Гарнье, но на самом деле Acid Eiffel — плод коллективного разума (с записью помогали французские соратники Людовик Наварре и Шэзз). Этому трио удалось выразить особую философию техно, которая не столько про вечеринки, сколько про познание собственных внутренних пространств. Мощь Acid Eiffel была настолько сильной и непререкаемой, что детройтские снобы с лейбла Fragile решили переиздать работу у себя. Для того времени это было чем-то невообразимым, ведь каждый из техно-визионеров ревностно относился к чужим попыткам реформировать жанр.

Robert Hood — Internal Empire (1994)

Когда однажды у Хуана Аткинса спросили, как ему удалось вдохнуть неслыханную доселе жизнь в «машинный звук», он ответил: «Машины надо использовать так, как их никто до этого не использовал». Роберт Худ на Internal Empire развил эту идею до масштабного высказывания, в котором техно оказалось не просто имитацией удручающей атмосферы каменных джунглей, но попыткой очеловечить машину в принципе, изобрести для нее новую сенсорику. Именно поэтому альбом оказался настоящей библией минимал-техно на последующие два десятилетия.

6 июля 2018

Подпишись на наш Facebook

и узнавай о новостях первым!
Написать комментарий
Ваш комментарий