Ровно год назад украинский продюсер и музыкант Михаил Витюк оказался в центре скандала. Дерзкая шутка с пенисом на обложке, который бороздит просторы космоса с Ниной Кравиц, Nastia, Пегги Гу и The Black Madonna у руля, превратила Vakula в сакральную жертву клубных медиа и активистов.

Продюсера, адресовавшего свой посыл исключительно четырем героиням на обложке, с каждой из которых у него была своя история взаимоотношений, обвиняли в мизогинии и сексизме. Вакулу записали в ненавистники всех женщин мира и демонизировали его образ до такой степени, что в 2019 году возникла целая общественно-культурная инициатива Autopoiesis. Одной из целей была активная борьба с «вакулизмом».

Эта история нанесла огромный ущерб успешной карьере продюсера. В прошлом звезда лейбла Dekmantel и едва ли не самый успешный электронный артист постсоветского пространства, он в миг лишился всего. Гастроли, выпуск пластинок, будущие релизы, публикации в медиа, фестивали — артиста «закрыли» по всем направлениям. Кто-то делал это вполне сознательно, кто-то просто боялся праведного гнева техно-активистов.

В отличие от истории с литовцем Ten Walls, украинский музыкант не стал просить прощения ради возвращения на клубную сцену. Всего за полгода он изобрел себя заново и… ушел в хип-хоп. Так получился новый альбом Вне времени, посвященный черной музыке: хип-хопу, фанку, соулу и джазу. На альбоме Вакулы звездный состав локальных артистов: давний приятель Иван Дорн, соул-дива Jamala, Sunsay из группы 5'Nizza и кАчевники, Monatik, Fuze из питерской рэп-группы Krec и многие другие. 

Сам же альбом Вне времени звучит как теплый привет A Tribe Called Quest, и это еще один повод убедиться в том, насколько талантливо современное поколение музыкантов из Украины. По такому случаю мы созвонились с Михаилом и поговорили о новом альбоме, секретах семплирования, гениях прошлого и уроках, которые он сам извлек из событий последних лет. 

Миша, как давно ты вынашивал идею хип-хоп альбома?

Хип-хоп я слушаю с конца 80-х, это моя музыка по жизни. Но саму идею такого релиза я вынашивал почти два года, с того момента, как Ваня Дорн предложил мне создать совместный рэп-альбом. Изначально трек Давай попробуем должен был войти именно в его альбом и был записан еще в 2018 году.

Мы быстро сделали одну песню, но потом всё как-то затянулось, и запись этого альбома была отложена на неопределенный срок. У Вани были свои дела, концерты и релизы. А я не привык отказываться от затеи, поэтому сначала просто ждал. Когда понял, что он не планирует этим заниматься в будущем, решил записать хип-хоп альбом уже сам. Кстати, в этом треке используется гармония с одной очень редкой пластинки, это саундтрек для документального фильма. Я заимствовал гармонию оттуда, показал запись Ване, на что он сказал «Крутой семпл, давай делать!»

Ну да, какой же хип-хоп без семплирования. Какие еще семплы есть на новом альбоме?

Ну их не так и много. В основном всё сыграно вживую. Во второй части трека Revelation с J Scope есть семпл с одной старой пластинки. Но я использовал только половину квадрата окончания композиции, которую потом немного растянул. Получилось будто звук гитары на заднем фоне превратился в голос. Уже потом мне пришла в голову идея пригласить бэк-вокалистку, которая спела поверх этого семпла, и мы сделали еще и вокальный аккорд. В общем, экспериментировали, как могли.

Сама технология семплирования — какая она в твоем случае?

Беру виниловый проигрыватель Technics, микшерный пульт, пластинку и начинаю семплировать через разные устройства — в зависимости от задачи. Это всегда поиск. Я не тот композитор, который придумывает всю музыку в голове или знает изначально, чего хочет добиться. Я люблю взаимодействовать с музыкальным пространством: когда включаешь трек, слышишь звук и только тогда понимаешь, что делать дальше. То есть больше обращаешь внимание на свои внутренние ощущения, на резонансы звука с душой и, опираясь на это, создаешь нужный звук.

В данном случае я делал все через дилей, разные аналоговые «утеплялки» звука, ламповые эквалайзеры или компрессоры. Записывал так, как привык это делать — через транспонирование семпла на синтезаторе. Я использую семплер Ensoniq EPS, он позволяет записывать фрагменты не больше минуты. Соответственно, когда я занимаюсь семплированием, то просто ускоряю пластинку на 45 оборотов и ставлю питч в +8%, записываю сигнал и в процессе занимаюсь понижением тонов. Если необходимо сохранить ту же тональность, опускаю на три тона вниз, а если хочу пойти еще ниже, получается, что звук трансформируется до неузнаваемости.

Что ты в основном ищешь на пластинках — какой-то интересный фрагмент мелодии, ритм-секцию или вокальные фразы?

Это может быть всё что угодно и для чего угодно. По-разному. Например, нахожу барабан, потом могу продублировать его живым барабаном или сыграть сверху на семпл свою партию, дополнить его другим окрасом. На альбоме очень часто играет семпл барабана и живой барабан, совмещенный с драм-машиной.

«Хип-хоп — единственная музыка, в которой всё еще можно честно высказывать свое мнение»

Для людей непосвященных: в чем заключается техническая необходимость семплирования в ХХI веке, когда можно в принципе разложить любой звук на параметры и характеристики и повторить его? Получается, что это своего рода пасхальные яйца — ты подслаиваешь отсылки к той музыке, которую любишь, или в этом есть реальная необходимость, когда определенный звук невозможно повторить, поэтому его необходимо только семплировать?

Зависит от того, через что ты семплируешь, какое у тебя оборудование, вплоть до кабеля, через который оцифровываешь музыку. Но когда берешь кусок с пластинки, он так или иначе будет звучать особенно. Это как фотография на пленку, понимаешь? У него есть либо какая-то глубина звучания или наоборот какой-то нойз. Я люблю всякие такие штуки, чтобы звук не был чистым, чтобы у него была какая-то подслойка, и вот на виниле это всё можно найти.

К тому же это еще и трушное отношение к жанру. Семплер для хип-хопа — это такой же музыкальный инструмент, как гитара в рок-музыке. Отдельная система, с которой учишься взаимодействовать, слышать звук, чувствовать разницу.

Возвращаясь к альбому, в Intro ты перечислил всех тех, кто оказал на тебя влияние. Среди них есть и два битмейкера — J-Dilla и Q-Tip. Почему они?

На самом деле в интро я указал имена лишь тех, кого может знать аудитория. J-Dilla и Q-Tip — самые крутые битмейкеры, на мой взгляд. В их битах есть чувство глубины. То, что делает Q-Tip — это знак качества, высший пилотаж в хип-хоп музыке. Он интересен своим вкусом. Для меня это важнее, чем техника игры и прочее.

J-Dilla был гением в семплинге. Я пробовал повторить его трюки, но у меня до сих пор не получилось приблизиться к той магии, что он создавал в своей музыке. Иногда я вообще не понимаю, как он это делал. Такое чувство, будто на одном семпле он может создать целую композицию. Но самое главное, музыку Диллы можно поставить на репит и слушать не просто целый день, а неделю подряд. У него есть некий полет, легкость и доброта. Такое слышишь нечасто. Возможно, гений — слишком громкое слово, но он точно лучше других. Его вкус и восприятие мира гораздо тоньше, чем у многих людей.

Вне времени явно выделяется на фоне текущих релизов теплым, сочным и атмосферным звучанием. Особенно это отчетливо слышно с треке Walkie Talkie c Monatik. В чем главный секрет саунда?

Когда я создаю музыку, это превращается в процесс наблюдения, вслушивания и экспериментов, взаимодействия с различными музыкальными инструментами и окрасками. Такая магия не поддается описанию, ее сложно выразить словами. Ты просто находишься тет-а-тет с музыкальными инструментами и фокусируешь всё внимание на звуке.

То есть ты в работе над саундом доверяешь больше интуиции, а не математике и физике звука?

За всю свою карьеру я не открыл ни одного туториала на YouTube. Единственное, что я использовал — это наставления от некоторых людей, которые занимаются музыкой. Я прислушивался к их мнению о своих работах и учитывал их советы в будущем.

Мастеринг-инженер альбома — Александр Голованов. Он проделал впечатляющую работу, но о нем сложно найти информацию. Кто этот загадочный мастер?

С этим человеком я познакомился еще в 2011 или 2012 году. Тогда он продавал дорогое студийное оборудование, компрессоры и эквалайзеры. У него был, пожалуй, единственный магазин такого плана в Москве. Саша — инженер, интересный человек, аудиофил, он очень хорошо понимает и тонко чувствует звук. Я бы даже сказал, что у него классные уши. А кто он такой — я не знаю, просто энтузиаст. Всё, о чем мы общаемся — это оборудование и то, как оно работает.

Ты полностью доверяешь ему мастеринг своей музыки?

Да. Саша классно раскладывает по полочкам то, что делают другие инженеры. Например, когда Мэтт Колтон делал мне мастеринг альбома Dedicated To Jim Morrison на бобину и уже с бобины на винил, я показал Саше видео, как он это делает. Саша посмотрел и говорит: «Ты знаешь, что у него магнитофон не подключен к системе?». Я был удивлен. Выходит, Мэтт меня просто обманул: он поставил ленту на бобину, но весь мастеринг сделал в цифре. Саша часто замечает такие вещи, которые многим людям не под силу увидеть. Плюс он хорошо разбирается в дорогом оборудовании и когда смотрит на все эти пафосные студии, сразу говорит, что из этого достойно, а что нет.

«За последний год я научился быть в состоянии, когда сидишь, смотришь в стену и тебе в принципе хорошо»

Расскажи, что ты слушаешь прямо сейчас?

Тишину.

А еще?

Еще Sunni Colón.

Почему именно его?

Потому что он похож на тишину.

Открыт ли ты к предложениям в работе с другими артистами, если они захотят такой же звук, как на твоем последнем альбоме?

Этот саунд — еще далеко не показатель какого-то серьезного уровня. Это только начало. Но в целом я в последнее время действительно больше открыт к взаимодействию с другими людьми, хочется больше работать на локальной сцене. Но вопрос работы с вокалом — непростой, да и вообще придумывать музыку под вокал тоже. Так что я пока просто наблюдаю.

Чему ты научился за минувший год, что нового понял для себя?

Я научился больше проводить время наедине с собой, правда пока еще не до конца. Я по-прежнему понимаю, что самая большая слабость человека — это чувство одиночества, мы его очень боимся. Поэтому пытаюсь прорабатывать этот момент. Я одинокий человек, но зная эту слабость в лицо, я могу с ней работать. Каждый раз, когда вижу, как мои знакомые где-нибудь веселятся, я ловлю себя на мысли, что вот так и просижу тут в этом долбаном Конотопе, ничего из себя не представляя, все меня забудут, и я никому не буду нужен. Но в этот же момент я ловлю сам себя и понимаю, что так со мной играет мой мозг: это не я хочу быть таким, а просто ему скучно. Я вижу эту проблему и пытаюсь с ней работать. Сначала стараюсь как-нибудь договориться с мозгом, но если не получается, то стараюсь просто его усмирить или развлечь. Так что могу сказать, что за последний год я научился быть в состоянии, когда сидишь, смотришь в стену и тебе в принципе хорошо.

Можно сказать про этот альбом, что он мог бы не случиться, если бы не прошлогодний скандал с твоим участием?

Он случился бы в любом случае. Поясню. Этот альбом мне хотелось сделать еще и потому, что в данный момент хип-хоп — это единственная музыка, в которой всё еще можно честно высказывать свое мнение. Современное общество порой очень сильно зажимает волю свободолюбивых людей и фактически запрещает им свободу слова. А в хип-хопе я всё еще вижу ее, благодаря Канье Уэсту или другим подобным людям, которые не боятся говорить то, что думают. Я вижу, что хип-хоп до сих пор живет, что в этом жанре еще можно выражать мнение.

Поэтому изначально была идея создать альбом, состоящий из двух частей. В первой части был бы классический джи-фанк, а во второй я бы просто х**сосил всех моих обидчиков и рассказывал правду о них. То, как эти люди пытались меня использовать, как они пытались использовать мою музыку, студию, и как они в итоге очернили и оклеветали меня. Я хотел рассказать в этом альбоме, кто они такие. Раскрыть все карты про западных промоутеров, клубы и людей, которые туда ходят. Не исключаю, что — если все-таки войду в этот эмоциональный фон еще раз, и если меня это будет тревожить — я все-таки запишу подобный альбом.

Ценители электронного андеграунда отпускают в твой адрес шутки, мол Vakula скатился с релизов на Dekmantel до песен с Monatik. Тебе есть что ответить?

Начнем с того, что Dekmantel изначально состоялся благодаря мне и Juju & Jordash. Текущие релизы Dekmantel — откровенная попса. Я же всё еще ищу нечто новое. Поиск за пределами зоны комфорта — это и есть андеграунд. Все те, кто отпускают подобные шутки, вряд ли обладают большим талантом и создали что-то сами. Так что остается завидовать и кусать локти.

Как ты воспринимаешь все эти странные события, которые происходят с нами в 2020 году?

Положительно. Я рад тому, что Вселенная наконец-то дала людям возможность задуматься о том, что они делают.

Что дальше?

Дальше нас ждет сложный период, когда всем людям придется пересмотреть свои позиции и отношение друг к другу. Скорее всего, судя по тем фактам, которые сейчас витают в воздухе, люди летом вошли в иллюзию и забыли обо всем. Но я не думаю, что это долго продлится. Нас ждет еще более сложный этап в ближайшем будущем. Нужно быть к нему готовым. В будущем желательно будет что-нибудь из себя представлять, уметь работать с землей и готовиться к сложным временам.

Блиц. Диджеинг или живая музыка?

Живая музыка.

Цифра или аналог?

Аналог.

Дорн или Монатик?

Дорн.

Хаус или хип-хоп?

Хип-хоп.

Музыка или фотография?

Музыка.

Музыка или тишина?

Тишина.

7 июля 2020

Подпишись на наш ВКонтакте

и узнавай о новостях первым!
Написать комментарий
Ваш комментарий