Мы подходим к огромному серому зданию на окраине города. Фриц Ланг мог бы снимать здесь продолжение фильма Метрополис. Увядающая мощь минувшей индустриальной эпохи, производственные цеха, складские помещения и длинные коридоры, в которых легко заблудиться. Паша Ленченко уже встречает нас внизу. Отвечая на вопрос «можно ли купить здесь какой-то еды», он показывает нетронутую временем заводскую столовую с вкусным супом, кашей, компотом и шипящим телевизором.

Оказалось, что здесь долгое время работала его мать, и это место он помнит из детства. Теперь здесь студия Cepasa и место, с которого начался новый этап в карьере одного из лучших электронных артистов украинской сцены. Вышел его четвертый (и критики говорят, что лучший) альбом Dark Beauty. Прямо сейчас Cepasa готовится к презентации нового лайв-шоу в киевской Малой Опере. Закончив ностальгический обед, мы движемся к грузовому лифту.

Cаша Вареница: У твоей студии есть название?

Паша Ленченко: В шутку называем ее BBC Radio 1. Это необычное место, мы сейчас находимся на верхнем этаже бывшего инженерного проектировочного института.

Давай начнем с того, что это твое второе интервью для MIXED•NEWS. Первое мы делали почти пять лет назад, еще для раздела «Почитать» на PromoDJ. Тогда мы встретились сразу после выхода альбома Nove (2014). С тех пор ты выпустил еще два альбома: Noises (2016) и Dark Beauty (2018). Как менялось звучание за это время?

У всех моих альбомов разное настроение. Noises был самым светлым и легким, Dark Beauty — более грязным и интересным со сложными аранжировками в композиционном плане и по части звука. В природе, как и в живой музыке, не бывает точных повторений. Однако танцевальная музыка именно на повторениях построена, поэтому я старался сделать так, чтобы эти повторения не были полностью идентичными. Мне нравится заморачиваться, ставить сложные задачи.

Звучание альбомов просто меняется, или это определенная эволюция?

Скорее второе. Каждый раз учусь записывать музыку заново. Перед созданием нового альбома я часто полностью обновляю студию: меняю софт, обучаюсь новым методикам. 80 процентов материала нового альбома — это аналоговые инструменты, 20 процентов — VST. Раньше эта пропорция была где-то 50 на 50. В двух первых альбомах вообще 80 процентов было сделано на компьютере. Сегодня я ушел от такой модели. Все cемплы тоже записываю сам.

О, этот вечный спор: софт и аналог, слышно разницу или не слышно…

Разницу слышно. Тут ведь всё просто. Если используешь качественные звуки, то и сама музыка становится качественнее. Не то что бы это упростило сам процесс… Когда используешь аналоговый инструмент, нет возможности что-то изменить. Приходится иметь дело с тем, что записал. Иногда чтобы накрутить классный звук, уходит очень много времени, а потом понимаешь, что использовать его всё равно не станешь. И VST, конечно, в этом плане удобнее. Но чтобы добиться от VST-плагина хорошего звука, нужно использовать адскую обработку, и всё равно это будет только похоже на хороший звук.

Плейлист: Cepasa — Dark Beauty (2018)

Приверженцы аналогового звучания — от The Chemical Brothers до Legowelt — говорят, что самое ценное в этом деле непредсказуемость. С другой стороны, все эти произвольные комбинации второй раз повторить невозможно. Это и плюс, и минус одновременно.

Да, это всегда наудачу. В треке Shadows с нового альбома есть такой фрагмент с элементом случайности: в конце аналоговая секвенция, на которую я вдруг добавил живую реверберацию и начал крутить сам звук и dry/wet на ревербераторе. Так удалось записать кульминационный момент. Будто вся эта синтезаторная история размывается и уходит на второй план, создавая эффект еще более глубокого погружения.

Многие говорят о магии во время записи. Ты как музыкант, который имеет дело с технологиями, VST и железными синтезаторами, веришь в нее?

Верю. Это на самом деле именно то, благодаря чему я уже столько лет создаю музыку. Выбранные звуки можно соединить миллионами разных способов, но в единичных случаях всё срабатывает, и магия случается. Часто эта магия заставляет не спать ночью, думать о музыке и о вариантах решения задач. Для меня сложно понять, как можно записать классный трек и не почувствовать от этого кайф.

Как это происходит?

По-разному. Бывает тратишь несколько дней и ничего. А потом сел, за 5 минут сделал отличную заготовку — и вот оно это чувство. Дальше просто веришь, что получится что-то стоящее, ну или нет. Я оставляю только ту музыку, которая мне очень нравится — это первый фильтр. Потом, уже когда доделываешь трек, он может приесться, и часто магия пропадает. Значит, показалось — это второй фильтр. Треки, в которых магия остается даже после сотни прослушиваний, идут в альбом.

Однажды, когда я брал интервью у одного из братьев из проекта Orbital, он сказал такую вещь: «Сделать трек и закончить трек — это два разных вида искусства».

Сто процентов. Сделать трек — более приятная задача, накидываешь в проект что нравится. Потом понимаешь: много всего лишнего, и выбирать нужно главное. Идея, ее развитие, реализация — это интересно. Но дальше начинается техническая работа, которая требует большей усидчивости — это уже не так интересно. Есть звуки, которые по смыслу подходят, но плохо звучат. Сами проекты становятся более тяжелыми. Сложно изменить что-то одно и получить кардинально новый результат. Я так долго мучался над How Alone Are You. По всем параметрам — отличный трек, но он почему-то не звучал на уровне остальных. В конечном счете я заменил бочку и переосмыслил его c этой новой бочкой, и всё сработало. Правда пришлось заново сводить.

Твой личный лимит по количеству дорожек в проекте?

Стараюсь, чтобы было не больше 30. Иногда дохожу и до 70, но это уже нехорошо. Когда проект теряет в мобильности, творчество заканчивается.

А комплекс последнего штриха? Знакомо?

Всегда можно сделать еще лучше. Поэтому на всякий случай пробую разные варианты. Для меня нормально, когда один трек существует в 20 версиях. Самый мучительный выбор — между двумя версиями, когда обе сильно нравятся. В таких случаях оставляю за собой право выбора на следующий день, и мне и правда позже всегда понятно какая лучше.

«Сегодня во всем мире уделяют большое внимание вокалу именно с точки зрения саунд-дизайна. Меняется сам принцип написания песен. Тот же клауд-рэп, который активно проник в поп-музыку, выстроен из десятков отдельных вокальных дорожек. Это понимание голоса как части звукового дизайна. Если можешь спеть интересно, по-разному и потом всё правильно склеить — это сработает. В этом смысле хип-хоп артисты хоть и не поют, но прекрасно владеют своим вокалом — они четко знают, в каких местах и как им нужно распоряжаться»

Почему на новом альбоме ты стал меньше петь?

В Dark Beauty мне захотелось больше раскрыться как композитору, ну или пускай будет «изобретателю» в музыке. Вокал часто на себя забирает смысл, и неважно, насколько круто сделана аранжировка. Моя глобальная миссия — создавать музыку, и если если она с вокалом, то должна звучать настолько же круто и без него. В большинстве вокальных треков (как для слушателей, так и для авторов) главное — это наличие песни и общего мотива, который легко запомнить и подпеть, и неважно, что там звучит на фоне, в лучшем случае это должна быть минусовка похожая на кого-то там. Этим живет шоу-бизнес. Для меня же музыка — искусство. Когда я понял, что инструментальные партии звучат интересно и самодостаточно, то позволил себе добавить к ним еще и вокальные партии.

Для тебя вокал — просто еще одна дорожка, или это центр твоей музыкальной вселенной?

Вокал придает скорее дополнительный смысл. Названия треков часто рождаются из тех слов, которые я пою. Вообще это тема для широкой дискуссии. Вокалисты часто владеют своим голосом только в одной позиции, потому везде поют одинаково, не обращая внимания на музыку. Я не выдающийся вокалист, но глубоко анализирую этот вопрос. Постоянно ищу, как можно расширить палитру возможностей. Мне интересно понять, чего можно добиться, имея один голос и одну позицию, но используя разные эффекты и обработки.

Сегодня во всем мире уделяют большое внимание вокалу именно с точки зрения саунд-дизайна. Это отчасти про меня, хотя и смысл слов тоже важен. Меняется сам принцип написания песен. Тот же клауд-рэп, который активно проник в поп-музыку, выстроен из десятков отдельных вокальных дорожек. Это понимание голоса как части звукового дизайна. Если можешь спеть интересно, по-разному и потом всё правильно склеить — это сработает. В этом смысле хип-хоп артисты хоть и не поют, но прекрасно владеют своим вокалом — они четко знают, в каких местах и как им нужно распоряжаться.

У тебя есть ролевые модели среди вокалистов?

Даже не знаю, всё сильно меняется от трека к треку. Раньше я записывался на самый обычный динамический микрофон, учился в процессе. Голос — не самая сильная моя сторона, но за семь лет Cepasa я стал и немного вокалистом в том числе. Сегодня я лучше понимаю, как это устроено, но мне по-прежнему интереснее получить финальный результат, чем собственно петь. Я люблю аккуратные вкрапления голоса во многих танцевальных треках.

Как ты создаешь мелодии? Как тру-композитор — за инструментом?

Могу и мышкой нарисовать любые аккорды, могу сесть за синтезатор. Использую оба метода. Изначально мой любимый живой инструмент — гитара. Иногда могу поиграть на ней, но у Сани (участник живого состава — прим.) получается лучше. Но вот в треке Delicious, например, — всё сам сыграл.

Во сне приходит музыка?

Да, бывает. Снится музыка: цельные треки, будто я их уже сделал. Просыпаюсь, сразу пытаюсь записать их, но не успеваю собрать всё в один проект, забывается.

У тебя две студии. Одна дома, вторая здесь в помещении старого завода. Зачем сразу две?

В какой-то момент я понял, что нужно построить студию, в которой я смогу добиваться более профессионального звучания. Это логичный этап для любого музыканта. Но в вопросе есть множество трудностей и нюансов. Для меня главная проблема — вдохновение, которое нельзя вызывать по часам. Я где-то побывал, чем-то вдохновился — хочется сесть и сделать трек. Но срываться и ехать в другой конец города не всегда удобно. Продуктивность стала падать. Потому я решил сделать студию еще и дома, где остался минимальный набор инструментов для записи первоначальных идей. Доработкой занимаюсь уже здесь в отличных условиях.

На BBC Radio 1?

Да (смеется). Еще какое-то время потратилось на синхронизацию двух студий. Но когда я сделал и это, то всё наконец заработало. Можно сказать, это и послужило импульсом для альбома Dark Beauty. Я нечасто говорил об этом, но через год после выхода третьего альбома на какой-то момент интерес к музыке у меня пропал. Благо, новый принцип работы всё исправил.

Не думал, что это может быть настолько важно…

Конечно, я видел много роликов, в которых артисты рассказывают, как они записывают музыку в поездах или самолетах. Я в это не верю, пробовал сам. Все эти проекты потом удаляются. Для меня важно делать музыку в нормальных условиях, где можно быстро получить доступ к той функции, которая мне нужна. Это тоже полезно — какое-то время посмотреть на себя со стороны, ведь в гуще событий можно легко забыть, кем являешься.

Видео на новый сингл оказалось в мировом хотлисте электронных релизов YouTube. На данный момент у него больше 300 тысяч просмотров

А ты практичный парень вообще? Покупаешь для студии только те синтезаторы, которые реально нужны? Иногда ведь сложно пропустить ту черту, когда практическая польза заканчивается и начинается коллекционирование.

Мне не интересно обставиться кучей синтезаторов и фоткаться на их фоне. Каждый из них — целая вселенная. Иначе они бы не выпускались такими огромными тиражами. Люблю погрузиться в один инструмент, изучить все возможности. Но, конечно, нужно еще много всего купить.

Летом я беседовал с Woo York. Они говорят, что во время работы над альбомом сознательно ограничивают себя одним набором звуков.

Очень верный подход. В электронной музыке важен саунд, но часто за ним теряется главное — смысл. Конечно, когда ограничиваешь себя определенным набором, остается больше внимания для смысла и меньше сомнений по поводу саунда при условии, что этот набор уже найден. В моем первом альбоме во всех треках звучал один и тот же кик-драм, к примеру. А в Dark Beauty все лид-партии записаны с помощью одного синтезатора Shruthi. Это вот та маленькая коробочка, напечатанная на 3D-принтере. Тот же принцип с эффектами, на последнем альбоме есть эффект ленты, это модуляция по питчу в произвольном порядке, эффект наложен на все синтезаторные партии.

Вижу здесь у тебя Elektron Analog Rytm. Модный девайс, все говорят, что это очень мощный инструмент, можно играть лайв вообще без ноутбука. Но при этом в нем довольно сложно разобраться.

Мне повезло, музыкант, у которого я его покупал, объяснил основные принципы. Потому разбирался с основами управления может дня за три всего. До сих пор не всё о нем знаю, но с каждым днем подготовки шоу Dark Beauty Live узнаю о новых функциях. Это очень интересный девайс, его возможности поражают, я не ленюсь читать мануал. В начале работы над альбомом я сразу переносил с него всё на компьютер и уже дорабатывал записанные партии там, но чем дольше с ним сижу, тем чаще делаю многое сразу в нем. Например, трек Rain из нового альбома — это по сути барабаны, бас и эффекты, записанные с Elektron, секвенция — Shruthi-1, орган — Microkorg, настоящий шум дождя и живая гитара, пропущенная через множество педалей. Всё. Этот трек, наверное, является примером того, когда инструментов немного, но все находятся на своих местах и по делу.

Когда я учился писать большие статьи, то первое время с трудом расставался с текстами. Бывает так, что материал не сложился, но ты как-то пытаешься его домучить, выжать, отложить на потом. Поймался себя на мысли, что это доставляет массу дискомфорта. Шутки ради написал несколько статей вполне удачных и просто удалил их. Сам себя научил проще расставаться с наработками. Это помогает быстрее продвигаться в каких-то сложных проектах, ты без сомнений отсекаешь лишнее и не путаешься. К музыке это применимо? Ты можешь взять и отправить в корзину почти готовый трек?

Последние лет шесть все такие проекты хранятся у меня в специальной папке. Я все-таки верю в свежий взгляд. Иногда нахожу в них что-то интересное. Мне не тяжело расставаться с заготовками, всегда можно сделать новую. К тому же многие треки, которые не подошли Cepasa, могут подойти для других целей. Я ведь записываю музыку для рекламы, для компьютерных игр и других людей.

Тебе это интересно или это исключительно работа?

Я сам для себя нахожу в этом интерес. Для меня он прежде всего в нестандартных задачах, люблю их решать. Расскажу историю. Свою первую рекламу я сделал, кажется, в 2008-м, это был ролик для Revo Energy. Снимали не у нас в стране и с огромным бюджетом, привлекли какого-то модного стрит-арт художника. Короче, масштабный проект и сроки, конечно же, сжатые. Ролик должен был выйти «вчера», а музыки не было. Продюсеры предлагали клиенту варианты, но все мимо. Им была нужна музыка с элементами саунд-дизайна, чтобы все эти подвижные предметы в ролике оживали внутри трека. Тогда мало кто даже на словах мог обьяснить это. У меня было понимание, как настроить все звуки так, чтобы они подходили под изменения видео. Я сделал музыку, продюсер дал мне кучу правок и сказал, что теперь мы будем общаться с клиентом по скайпу, но попросил не соглашаться на новые правки. Мол, скажи, что этот вариант самый лучший. Я так и сделал, и сработало! С тех пор когда я работаю над каким-то проектом, ассоциирую себя с командой продакшна, вместе с которой стараюсь найти оптимальное решение.

Первая озвученная реклама

Да, похоже на японскую группу Satanicpornocultshop.

Наверное. В итоге ролик получил много наград, а я понял, что могу делать музыку для рекламы, и что это интересно. Прошло 10 лет, и сегодня, когда обращаются, я придерживаюсь того же правила: берусь за интересные задачи, где нужно решить головоломку.

Еще один пример музыкального дизайна рекламы, уже современный

В среднем сколько роликов ты делаешь в год? И какой порядок цен?

Думаю, где-то роликов 10 точно делаю. Музыка к одному может стоить от 400 до 1000 долларов. Саунд-дизайн и озвучка — отдельная работа. Например, в ролике для Сильпо я делал и музыку, и саунд-дизайн, и запись актеров, но часто эти работы распределяют между разными людьми, чтобы ускорить процесс. Плюс еще компьютерные игры, я создал музыку и саунд-дизайн к пяти играм, последняя из них — Poker City Builder.

А сам играешь?

Иногда. В школе мне даже удалось полностью пройти первый Half-Life. Два года назад купил себе PlayStation, хотелось пройти Last Of Us. Прошел и через полгода приставку продал. Понял, что для меня все-таки это большая трата времени. Вместо того, чтобы разобраться, как работает какая-то игра, я лучше разберусь в том, как работает синтезатор. Будет полезнее, а эмоции испытываешь схожие. Сейчас играю в War Robots на айпэде, люблю играть в FIFA или PES, но с компьютером неинтересно, лучше с друзьями.

Поговорим о твоем лайв-шоу. 15 февраля ты презентуешь в Малой Опере в Киеве новую программу по мотивам последнего альбома Dark Beauty. Насколько я понимаю, основная подготовка происходит прямо сейчас.

Перенести альбом в живую программу едва ли не сложнее, чем записать еще один альбом. Когда я раньше заканчивал проект композиции, то помимо финального микса делал еще и мультитрек. Эти партии я закидывал в Ableton, и из них можно было делать лайв-программу: например, бас, гитара, некоторые синтезаторы и вокал живые, остальное играет лупами и сценами в Ableton, плюс эффекты.

Сейчас всё немного иначе. Интересно задействовать на выступлении драм-машину, в которой я делал все ритм-секции и некоторые звуки для треков, два синтезатора по MIDI, клавиши отдельно. Хочется уже проверить всё на большом звуке. Вообще, когда мы начали готовиться к концерту, я удивился, что мы смогли без помощи компьютера воспроизвести вживую почти все треки. Долю Ableton в шоу удалось уменьшить до 20 процентов, не больше. Для гитары сейчас пробуем разные луперы, чтобы Саша (гитарист Cepasa — прим.) мог зацикливать и играть сразу несколько партий. Звучит всё в разы интереснее.

Что используешь для голоса?

Вокальный процессор TC-Helicon, там есть возможность записывать пресеты. Каждый пресет состоит из 9 эффектов: реверберация, дилей, гармонайзер, хор, дисторшн, слайсер и прочие. Круто, что их можно сохранять, это важно для лайва. Под каждый трек загружены настройки, я регулирую обычно только один параметр выбранного заранее эффекта.

Бывало, что путал пресеты?

Да. Голос звучит по-другому, главное не расстраиваться. Хорошо, что нужный пресет — это одно нажатие. Но мне все говорят, что разницу слышу только я (смеется). Еще обязательный атрибут — пульт Soundcraft UI 16. Он выдает близкий к студийному качественный звук практически на любой площадке. Управляет им наш звукорежиссер с помощью айпэда, тоже переключая пресеты под каждый трек и регулируя громкости и частоты. Важно понимать, что аналоговые синтезаторы далеко не всегда легко уживаются между собой. Правильно суммировать звук — задача, о которой тоже нужно помнить.

Столько всего нужно держать в уме и контролировать. У тебя вообще выходит получать удовольствие от выступлений?

Поэтому мы много репетируем, чтобы довести основные вещи до автоматизма. Для настроек следующего трека мне достаточно нажать несколько кнопок и дальше можно «отпустить ситуацию». Стараюсь упрощать техническую часть, чтобы лучше сосредотачиваться на музыке.

Спасает вижуал? Аудитории есть на что отвлечься. Это уводит внимание от неизбежных заминок, задержек, перенастроек в работе самого музыканта на сцене.

В наших лайвах всегда одни трек переходит в другой, все переходы зациклены. В танцевальной музыке однообразный кусок — это норма, таким образом когда происходит малейшее изменение, это сразу заметно, а сам переход приобретает большее значение. Это интересно аудитории, а у нас есть возможность переключить настройки и подготовится к новому треку. Я сам всё больше погружаюсь в визуализацию музыки, это тоже интересно. Как сын архитектора и человек, который два года изучал архитектуру, я питаю любовь к линиям, формам и их пересечениям.

«Европейская сцена сильна крепкими семьями музыкантов-единомышленников. Нам этого не хватает, у нас каждый сам по себе. В одиночку развиваться сложно, потому локальная сцена растет медленно. Многие говорят, мол, посмотрите, какой у нас подъем! Но подъем чего? Больше становится привозов? Это тоже прекрасно. Но развитие локальной электронной сцены — это про другое. Сейчас мы импортируем зарубежный продукт (часто себе же в убыток) для того, чтобы сцена просто существовала. За это тоже респект, но я знаю, что мы умеем делать свой продукт не хуже, просто все узнают об этом, когда местные артисты уже отправились на зарубежные гастроли»

Чьи живые шоу впечатлили в последнее время?

Определенно The Chemical Brothers, они выступали на последнем Atlas Weekend. Это уже какие-то полубоги в плане визуализации.

С кем сотрудничаешь по визуальной части?

Предыдущее шоу White Noises мы делали с Димой и Женей Андрущенко. Видеоряд рисовал Антон Мигунов. Визуальные решения были построены на свете и видеоряде, которые прописаны под Ableton. Оказалось крутым опытом, нам и правда удалось всё синхронизировать. Но новый альбом немного о другом. Он о чистом ощущении музыки. Не буду сейчас рассказывать, но на Dark Beauty Live будет по-другому.

Впереди у тебя важная отметка — живая презентация альбома. А что дальше?

Сейчас мы активно работаем над запуском собственного лейбла, хотим создать еще один сегмент в украинской электронной сцене. И дело не только в издательстве релизов. В Европе это работает как единый механизм, лейбл помогает вести дела музыкантов, проводит мероприятия, наращивает аудиторию. Европейская сцена сильна крепкими семьями музыкантов-единомышленников. Нам этого не хватает, у нас каждый сам по себе. В одиночку развиваться сложно, потому локальная сцена растет медленно. Многие говорят, мол, посмотрите, какой у нас подъем! Но подъем чего? Больше становится привозов? Это тоже прекрасно. Но развитие локальной электронной сцены — это про другое. Сейчас мы импортируем зарубежный продукт (часто себе же в убыток) для того, чтобы сцена просто существовала. За это тоже респект, но я знаю, что мы умеем делать свой продукт не хуже, просто все узнают об этом, когда местные артисты уже отправились на зарубежные гастроли.

А есть вообще электронная сцена в Украине?

Реально крутых музыкантов немного, но они есть: Vakula, Ptakh_Jung, Woo York, Animous, Stanislav Tolkachev, Na Nich и другие. Внутри самой электронной сцены также много направлений. С запуском лейбла мы хотим заниматься танцевальной и не только электроникой, талантливо созданной на стыках разных жанров.

Кстати, я обратил внимание, что Vakula упоминается в кредитсах к альбому.

Да, он сделал мастеринг и дал много полезных советов, после которых я еще раз свел альбом. Не буду скрывать, я фанат его музыки, играл треки Вакулы в диджей-сетах и как-то включил две его работы в свой микс для Data Transmission. Но он живет в Одессе, я в Киеве, потому познакомились только недавно, и я рад тому, что это случилось.

Трек «Shadows» с последнего лонгплея Cepasa

Что он сказал о Dark Beauty?

Сказал, что Shadows отличный (улыбается).

31 января 2019

Подпишись на наш Facebook

и узнавай о новостях первым!
Shuval 2 февраля 2019 3:18
Спс.Автор.
Ответить  
Написать комментарий
Ваш комментарий