Каким будет Alfa Future People

До старта Alfa Future People чуть больше месяца и социальные сети уже гудят от обсуждений подробностей фестиваля и обновленного лайнапа. Некогда главный EDM-фестиваль страны в этом году удивит целым рядом крутых (и, в некотором роде, невсписывающихся в концепцию прошлых лет) выступлений: A-Trak, модный француз Tchami, Gui Boratto, Dubfire, абсолютно восхитительные Jungle с диджей-сетом, бэйс-хаус сенсация Maalaa, культовый и крайне сложный для букинга Moodymann, Tiga, Miss Kittin, Pendulum, Майк Скиннер... И это помимо сейчас уже вполне ожидаемых суперзвезд вроде Оливера Хелденса или Hardwell.

Организаторы фестиваля активно готовятся к яркому уикенду на берегу Волги; тусовщики из разных городов считают дни до начала. Тем временем мы позвонили человеку, который знает этот проект как никто другой. Виктор Шкипин, директор по маркетингу Альфа-банка, топ-менеджер фестиваля и один из его идеологов, принадлежит к тому редкому типу специалистов, что одинаково убедительно и увлеченно говорят как о музыке, так и о сложных организационных вопросах от монтажа сцен до логистики. Обо всем этом — в специальном интервью MIXED•NEWS.

До старта Alfa Future People 2017 осталось совсем немного. Как сейчас выглядит ваш рабочий день?

Мой рабочий день выглядит так: до 19–20 часов я нахожусь в офисе компании Билайн, где занимаюсь финансовыми вопросами по различной продукции и фактическому применению big data. Сейчас вот еще взял новое направление — партнерские проекты. Это моя дневная работа. Вечером еду в офис фестиваля, и там уже мы либо проводим совещание, либо какие-то индивидуальные встречи, на которых раз за разом обсуждаем все текущие аспекты процесса подготовки. Потом абсолютно измотанный я приезжаю домой, падаю спать, а с утра — всё сначала.

Если подробнее остановиться на «вечерней» работе — до начала фестиваля около месяца. Что сейчас на повестке?

Я бы не выделял этот период как отдельный этап. Команда фестиваля сразу после его проведения уходит на две или три недели в отпуск, после чего все возвращаются и начинают готовиться к следующему. Сейчас уже основные карты сданы, большая часть информации известна, но работы по-прежнему много. Огромное количество направлений. Есть люди, которые отвечают за еду. Есть люди, которые отвечают за VIP-сектор. Есть люди, которые отвечают за билеты, за сайт, за зону доступа, за стройку, за рекламу, за PR, за работу с партнерами, за привлечение спонсоров, за работу с банком.

Плюс мы всегда очень внимательно подходим к работе с местными федеральными властями: целый год ведем работу с Росавтодором, Роспотребнадзором, с МЧС, с полицией, с наркоконтролем, с медициной катастроф и так далее. Это нужно для того, чтобы на самом фестивале не было никаких сюрпризов и неприятностей. И даже это еще не всё. Понятно, что среди местных жителей бытуют очень разные мнения о том, хотят ли они видеть там фестиваль (поселок Большое Козино под Нижним Новгородом — прим.), но мы стараемся с ними «подружиться»: строим детские площадки, спортивные объекты, проводим освещение — это целое отдельное направление работы.

Топ-менеджер фестиваля Виктор Шкипин

Сейчас мы разворачиваем активности на месте проведения. И вместе с полицией, с МЧС, с внутренними войсками проводим своего рода инсценировки, помечая, где и что будет, и как нам следует действовать в тех или иных ситуациях. К тому же, стартует финальный этап. Половина билетов у нас продаются в последний месяц, поэтому у нас сейчас пик рекламной кампании. Висит наружная реклама в городах, реклама в сети, выходит в ротацию наш специальный ролик на радио. И важный момент: у нас еще будет серия вечеринок в нескольких городах...

Препати?

Да, можно так сказать. Вот как раз их проведем, и команда начнет постепенно отъезжать в Нижний Новгород, чтобы на месте заниматься подготовительным процессом. Ну и, конечно, есть отдельная команда в самом Нижнем Новгороде, которая отвечает за логистику диджеев. Это огромный объем работы: всех встретить, сопроводить, разместить. К тому же ребята соревнуются в райдерах, у кого он будет более необычный. И мы все их пожелания должны удовлетворять.

Вспомните самый необычный.

Их тут масса! Кому-то нужна была пачка долларов, на которой будет напечатано его лицо. Кому-то обязательно нужна была резиновая женщина, еще одному — две медсестры с кислородными масками. Очень многим нужны носки, трусы. Помню, просили большую корзину M&M’s, в которой не должно было быть ни одной желтой конфеты, виски определенного сорта, редкие марки воды, экзотические виды автотранспорта — в общем, кто на что горазд.

Скучать не приходится. Этот AFP будет уже четвертым по счету, не за горами и первый юбилей. Сможете ёмко сформулировать: почему AFP 2017 круче, чем AFP 2014?

Очень много почему. Мы стали взрослее и это, прежде всего, отражается на совершенно несопоставимых уровнях комфорта: научились делать теплый душ, научились не создавать очередей, запустили гораздо больше электричек и автобусов-подкидышей. В общем, целый ряд мер, направленных на упрощение и оптимизацию логистики, потому что каждый год делаем работу над ошибками, улучшаем то, что замечаем в процессе.

Теплый душ в полевых условиях? На многих фестивальных кемпингах о таком и не мечтают.

Это непросто, нужно бурить скважину и установить водонапорную вышку. Дальше, там на глубине вода порядка 3–4 градусов, её нужно нагреть как минимум до 20. И когда проточно льет одновременно сто душей, то это, поверьте, та еще задача! На это уходит такое количество электричества, что между генератором, который греет воду, и Нижним Новгородом постоянно курсирует бензовоз — приехал, залил и едет снова.

Афтермуви прошлогоднего фестиваля

Народ тем временем ворчит: почему платные души? К сожалению, не все понимают, насколько сложно выстроить инфраструктуру вдали от города. Провести на десятки километров слаботочные кабели, благодаря которым работают терминалы, развесить везде точки Wi-Fi... Билайн работает в поле месяц, чтобы обеспечить равномерное покрытие сети. Думаю, мы вообще единственный фестиваль, где висит широкополосный Wi-Fi такой мощности. Это лишь частичный ответ на вопрос о разнице между 2014 годом и 2017-м.

Не терпится перейти к музыке. Alfa Future People 2014 был EDM-фестивалем: яркая сцена и лайнап артистов, которые играют эту шумную, прямолинейную музыку. Позже компанию разбавили хаусом и даже представителями техно-сцены. Я знаю, что вы работали с разными букинг-агентами. Если не ошибаюсь, в прошлом году за музыкальную программу отвечал Кирилл Джэм. А кто в этом?

Все верно. По основной сцене в этом году мы снова работаем с Кириллом. А по другим появился дополнительный букинг-агент Костя Шевелев, очень опытный специалист, который в разное время делал лайнапы Пикника Афиши и Outline. Он отвечает, в первую очередь, за техно-сцену и сцену Bacardi, где будут проводиться лайв-выступления. Очень рад, что он к нам присоединился, его помощь совершенно неоценима.

Лично у меня нет никакого сомнения, что со временем народ будет уставать от бигрум-саунда и начнет всё чаще переходить на другие сцены. Это основная причина, по которой в этом году у нас сразу два букера, и я считаю, что оба со своей работой справились блестяще.

Если еще раз оглянуться назад, можно вспомнить, какой была первая реакция на появление AFP. Оптимисты с восторгом восприняли появление в стране такого мощного нового проекта. Скептики много говорили о сходстве с Ultra Music Festival, который каждую весну проходит в Майами. AFP, как и Ultra, сделал шаг в сторону техно и хаус-сцены, и сегодня у обоих проектов по-прежнему много схожего. Можно называть их вашим основным ориентиром или это домыслы?

Полностью совпадения и полностью домыслы. Помимо того, что на Ultra тоже есть сцены, на которых тоже выступают музыканты, ничего общего между нами нет. Ultra — фестиваль, который не уходит в ночь, он заканчивается практически сразу с наступлением темноты. Ultra проводится в городских условиях, там нет никакой загородной романтики. А мы в этом плане гораздо ближе к Tomorrowland. Кроме того, на Ultra очень молодая аудитория... совсем молодая. У нас все-таки публика постарше. У Ultra очень простая сцена. Мы к этому вопросу подходим иначе.

Рендер главной сцены 2017-го

Поэтому если с кем-то и сравнивать, то логичнее с Tomorrowland. Хотя вообще, я думаю, что Alfa Future People проект самобытный и самодостаточный. Мы достаточно много внимания уделяем дневной программе: технологическим шатрам, спорту и прочим активностям — это важная особенность. Ultra — про музыку, а мы фокусируемся на эмоциях. Alfa Future People — про проведение времени, про досуг, про здоровый образ жизни. Мы сами равняемся немножко на Tomorrowland, который я считаю лучшим в мире, но стараемся от разных фестивалей брать лучшее и привносить что-то свое.

Тогда такой вопрос. Tomorrowland (как и Ultra) — фестиваль, который проводит мировую экспансию, захватывая всё новые и новые страны. Но ни одной из этих франшиз по-прежнему нет в такой огромной стране как Россия. Нет даже слухов о появлении. Насколько жестко с точки зрения бизнес-конкуренции поведет себя AFP в случае их появления? И возможно ли такое в принципе?

Я не знаю, появятся они здесь или нет, но знаю одно: фестиваль такого масштаба проводить безумно сложно; и думаю, что наши западные коллеги тоже это понимают и знают, что в России это будет стоить им дорого. Ну и давайте начистоту: не будь у Alfa Future People поддержки в лице Альфа-банка, ничего бы этого не было. Такой фестиваль невозможно отбить на билетах. Этого не случилось бы никогда.

Но если рассуждать гипотетически, то, как мне кажется, пока здесь есть мы, для другого большого фестиваля такого формата места просто нет. К сожалению, у нас в стране не так много молодых людей, которые готовы куда-то подорваться, поехать, заплатить достаточно приличные деньги. Я думаю, что мы сейчас собираем практически всех таких вот неравнодушных, активных, драйвовых и молодых. А международную экспансию лучше мы начнем и, так сказать, лучше мы к ним придем в гости, а не они к нам.

Тоже вариант. Технологии. Есть локальная сцена, а есть ли локальные технологи? Можно назвать AFP промо-площадкой для тех наработок, что есть сегодня у ребят, сидящих в Сколково?

Конечно! Мы очень много проектов представляем в этом году. В целом, тема 2017-го — это эволюция, и многие объекты и инсталляции посвящены именно этому. Кроме того, много внимания уделено теме космоса, программа планируется в сотрудничестве НИИ: будем показывать скафандры и многое другое. Это все действительно полезно и важно. У нас будут ребята, которые покажут дискреты, которые они делают — какие-то медицинские стартапы. Есть блок лекций по предпринимательству и так далее. Все разработки, которые мы показываем, — русские, для нас это принципиальный момент.

А вообще, зачем это?

Мы не музыкальный фестиваль изначально. Музыка — одна из составляющих. И если получится так, что у нас будет аудитория, которая будет приезжать днем, посещать лекции, мастер-классы по здоровой еде, спортивные мероприятия, щупать новые гаджеты, слушать ведущих ученых и потом вечером уезжать, потому что им просто не нравится наша музыка, лично я буду счастлив. Это значит, что в широком смысле мы достигли своей цели.

Примерно так проходят дневные спортивные мероприятия

План — работать на всех: на тех, кому нравится музыка; на тех, кому нравится спорт или технологии. Не обязательно все это вместе и сразу.

Да, но при этом в основу концепции фестиваля вынесены именно технологии. Меня интересует, почему так? Это не самый очевидный выбор.

Это очень очевидный выбор, потому что ни у кого нет сомнений, что будущее — это технологии, наука. Изначально Альфа-банк, в недрах которого родилась эта идея, — самый технологичный российский банк, он вырывался именно за счет мобильного- и интернет-банкинга, сегодня это уже просто его ДНК. Основная отличительная черта — это то, что мы вот про новые технологии. Поэтому когда рождался фестиваль, мы сразу понимали, что это не только про музыку, но еще и про будущее. Тогда мы мечтали, что будем показывать какие-то прорывы, связанные с будущим, инновационные проекты.

Еще одно фото дневной программы

В конце концов, это интересно молодежи: музыка, знакомства, спорт и современные технологии. Поэтому мы делаем то, что востребовано, то, что нравится нам самим.

У нас под это сейчас готовится тема новой «обложки». Там сложный философский подтекст: мол, фестивали ориентируются на гиков. И гики — это новые хиппи, рейверы, панки. Новая группа протеста. Но если хиппи были против войны во Вьетнаме, панки — против жесткой политики Маргарет Тэтчер, а рейверы плясали на руинах Берлинской стены, то гики и молодежь, которая интересуется наукой — это своего рода адаптация нового поколения к эпохе пост-правды, когда вокруг очень много манипуляций информацией. Об этом говорят в кулуарах на Sónar, Coachella, Electric Zoo, Dimension. Можно ли встроить в этот контекст AFP?

Вы правильно сказали, современные молодые люди гораздо умнее, чем о них думает старшее поколение. И они действительно критически смотрят на любую поступающую информацию. Хотя я не думаю, что это форма протеста, это скорее веяние времени. Потому что мы сейчас живем в настолько удивительное время... Мне вот сейчас сорок с небольшим, и в моем детстве не было такого количества гаджетов. Если бы я тогда увидел VR-очки, дроны, 3D-принтеры, то просто бы с ума сошел. Технологии развиваются настолько быстро, что интересоваться этим интересно.

Для кого-то это способ ухода от реальности, для кого-то возможность в выборе профессии, а кому-то просто хочется стать стори-теллером в кругу друзей. Тут у каждого свои мотивы, но это точно не форма протеста. Это наоборот желание ребят быть в курсе того, что происходит в мире вообще. Потому что молодое поколение — оно же еще и очень глобальное. И если наш гик встретится с гиком из Силиконовой долины, они будут говорить на одном языке, и это очень круто.

Еще раз вернемся к ранее упомянутым мероприятиям. Ultra и Tomorrowland движутся в сторону такого себе телешоу: трансляции в 4K, ведущие, интервью, приложение YouVisit. Трансляция AFP через пару лет на Первом канале — реальность?

У нас ведущие каналы отказываются признавать, что вся страна слушает электронную танцевальную музыку — от мала до велика — поэтому в трансляцию на Первом я не верю. Трансляции сами по себе, конечно, возможны, и очень многие хотели бы их смотреть, но мы пока, к сожалению, не разобрались с вопросом: как быть с правами на музыку? Пока нам не позволяют юридические условия в работе с артистами, раз они не всегда играют в сетах собственную музыку, в треках сами авторы использует вокал каких-то вообще третьих людей, и разобраться со всем этим просто невозможно. Огромное количество проблем связано именно с, как мы это называем, «растаможкой» музыки.

Вы человек из бизнес-среды. Как изменила вас работа над фестивалем за эти годы?

Да никак. Я как был дурной, так и остался (смеется). Это просто огромный проект, который я люблю и который сделан своими руками. В моей жизни появилось что-то совершенно новое: раньше я просто любил музыку, а сейчас мы вместе с командой делаем музыкальные события сами — это интересно.

Не могу не спросить о премии: стоит ожидать продолжения этой осенью?

Да. Мы постепенно становимся основным музыкальным событием в своей нише. Мы ведь создали премию, чтобы самим прежде всего понимать вкусы, предпочтения. Важно было разработать правильную формулу вычисления успехов и достижений на нашей сцене. Премия — лишь вечеринка, на которой оглашаются результаты, это вершина айсберга, а процесс аналитики — он не прекращается, поэтому премия продолжит существовать.

Я присутствовал на первой премии. И, да, это был очень важный прецедент для всеобщего понимания: кто есть кто... Но нет ли у вас ощущения, что для полноценного развития такой масштабной премии (то, что было в Gipsy, действительно впечатляет) локальная сцена недостаточно продуктивна и масштабна? У нее медленный метаболизм, и здесь на ведущих ролях десятилетиями те же диджеи, продюсеры, а на смену им приходят единицы. Условно, уже сейчас могут быть проблемы с номинацией «Открытие года».

Ну вот как раз таки с «Открытием года» проблем не должно быть. Потому что мировая сцена ведь точная такая же. Про метаболизм — хорошо сказано. Действительно, медленно это всё происходит, одни и те же лица много лет. На самом деле, это большая проблема российской сцены, на которую жалуются все промоутеры, с которыми общаюсь. Не появляются у нас новые яркие звезды на электронной сцене. Хорошо, конечно, что есть свои гранды вроде Санчеза или Фонарева. Но и там они есть: Moby, Faithless, Fatboy Slim или Карл Кокс спокойно держатся в топе уже лет 20. И первая десятка рейтинга диджеев — там все «в бронзе» последние лет 5 точно. То есть там это тоже меняется не так уж быстро, между собой тасуется, но кардинально — нет.

Выступление Swanky Tunes на AFP 2016

Нам, в свою очередь, важно показывать результаты объективно. Мы же не накрутками занимаемся, показываем то, что есть. Если промоутеры в клубах считают, что больше денег им принесут Swanky Tunes, то ну что уж? Да, это так. Это действительно самая раскрученная группа в стране. Или там на Фонарева они всегда могут собрать. Вот они сами об этом и говорят, потому что сто человек не могут ошибаться. Вот в чем дело, в этом и сила этой методики. Она всегда прозрачна, и мы открыты к тому, чтобы показать журналистам анкеты всех, кто голосовал или готовы пересчитать результаты, если это вдруг потребуется. Мне кажется, мы делаем очень важное для этого рынка дело.

Последний вопрос. Какое оно, то ощущение, когда вы отчетливо понимаете: ради чего это все?

Ради того, чтобы сделать много хороших людей счастливыми — хотя бы на два дня.

2 июня 2017

Подпишись на наш ВКонтакте

и узнавай о новостях первым!
Крутой проект и делают его крутые люди ,удачи им в делах !!!
Ответить  
DJ Kataev 8 июня 2017 23:22
Огромное желание побывать там!!! И увидеть кумиров в оочию но... увы и ах и дорого и нет возможности хоть и DJ в своём захолустье(((
Ответить  
DJ Timur Mingazov 11 июня 2017 14:46
Был там в 2014 и 2015. В том году пропустил. Надеюсь побывать в этом)Очень крутое мероприятие!!!
Ответить  
ARTTI 12 июня 2017 15:21
поеду в этом году !!! получу массу эмоций !!! в этом не сомневаюсь.
Ответить  
Написать комментарий
Ваш комментарий