Танцы в бермудском треугольнике: воздушное начало нулевых

Движемся в странном порядке. Так бывает с незапланированными сиквелами и приквелами в стремлении снова попасть в центр внимания и стать мотивом для ваших положительных эмоций. С перерывом в полгода мы продолжаем. Кто еще не в курсе, предыдущие статьи данной серии были посвящены дискохаусу и брейкбиту. Точнее, мало кому известным событиям из сегодняшней жизни давно забытых звезд этих замечательных стилей.

Лаунж, изи, чилл-аут — то, что в Европе часто называют термином «Большой Стиль». Казалось бы, в большинстве своем прикладная фоновая музыка, сильно зависимая от векового наследия джаза, блюза и соула. Тихо себе мурлыкает в летнем кафе, не привлекая особого внимания. Или привлекая?

Наше уж точно.

Что такое лаунж для русского меломана? Один мой знакомый как-то сказал: «Лаунж для русских жизненно необходим. Он как освежитель воздуха. Это запах красивой жизни, доступный каждому». Так и есть. В наших краях к этому явлению отношение особое.

Но давайте порассуждаем. Какие ощущения дарит вам эта музыка, с чем ассоциируется? Включаем воображение: уют, тепло, светлая меланхолия, мечтательность, тяга к романтике и недостижимому эстетическому Абсолюту. Все так. Еще? Сексуальность, внутренняя гармония, связь с другими культурами и эпохами, изысканность, вдохновение, чувственность, красота. В общем, одни плюсы! Теперь вопрос: почему же тогда эту музыку практически перестали делать, почему она не развивается?

Характерный для easy listening графический стиль

Казалось бы, появились новые вариации: чиллвейв, глоу-фай, чиллстеп. Но там о другом, там, если буквально, о «мажущих трипах». Нам же достаточно зайти в любой ресторан, кафе или лобби-бар дорогого отеля и убедиться — в красивых местах в полной обреченности на repeat звучит музыка, которая была записана 10-15 лет назад.

Странная выходит история. Запрос на целый культурный пласт остался, остались артисты, способные его подобающе удовлетворить. Эти артисты вроде бы продолжают творить, но новых интересных записей крайне мало, как и свежих музыкальных решений. При этом в рунете существует множество мощных, активных ресурсов, где тысячи искушенных меломанов заново открывают для себя музыку этих стилей, записанную в период с начала 90-х до середины нулевых. Конкретика? Пожалуйста! Сайт Хorosho, Территория Меломана, Lounge Music и прочие.

Своего рода феномен. Но легко объяснимый. Все дело в том, что в обозначенный выше период было написано невероятное количество прекрасной электронной музыки. Это был настоящий взрыв, эпоха ренессанса, годы рождения множества новых стилей. Европейская молодежь, не оглядываясь назад, семимильными шагами двинулась дальше, придумала свои, еще более новые стили и термины для них. Но большинство людей в какой-то момент просто устали от этой гонки и решили оглянуться назад. Там и остались. Эйсид-джаз, изи и лаунж для целого поколения стали музыкой вне трендов и тенденций, музыкой свободной от времени и моды. Таких людей особенно много в Восточной Европе и Латинской Америке, где ценят в музыке живую эмоцию, страсть и романтизм.

Кстати, о времени и моде. Сформулируем еще один важный тезис. Звучит он так: лаунж — это спутник потребительских бумов.

Внутренняя эстетика лаунжа состоит из ряда характерных атрибутов, почерпнутых из образа жизни успешного человека upper middle класса. Это аэропорты, романтика путешествий (вспоминаем «Cruising Attitude» Dimitri From Paris, который наряжался для фотосессий в костюм пилота), это кафе-бары-рестораны. Это отели и все, что с ними связано (кто-то вспомнит кокетливый буги от Combustible Edison в фильме «Четыре комнаты», кто-то саундтрек к сериалу «Отель Вавилон»). Сюда же добавим щепотку впечатлений из экзотических стран, много индийских пряностей, шум океанских волн, звонкий щебет на улицах Стамбула, портовый аромат танго, бразильские ритмы и, конечно же, вспышки фотокамер. Собираем все вместе и получаем образ сытого европейского гражданина с чувством стиля и возможностью выбрать лучшее из даров этого мира. Таким хочет быть каждый.

Примечательно, что потребительский бум, который пришелся на миллениум со всеми его гипермаркетами, торгово-развлекательными центрами, турагентствами и небывалым развитием технологий (вспомните эту истерию вокруг мобильных телефонов, dvd и жидкокристаллических экранов) совпал со второй волной easy listening музыки. Первая волна, напомним, случилась в далеких 50-х годах ХХ века, когда окрепшая после войны Америка вдруг почувствовала вкус жизни и погрузилась в массовый гедонизм: все эти танцы под оркестровый джаз, романтические комедии, платья в горошек, ухоженные стрижки, шляпки, зонтики и бокалы мартини — все это оттуда.

Вспомним фильм Стивена Спилберга «Поймай меня, если сможешь» с Лео Ди Каприо в главной роли. Настоящий памятник эпохе easy! Фрэнк Эбигнейл в окружении обворожительных стюардесс входит в белоснежное здание аэропорта Panamerican (не случайно так назвал свой лучший альбом мастер летнего джаза Клемент Жюльен), Фрэнк закатывает вечеринки у бассейна с девочками и мартини, Фрэнк снимает номер в дорогом отеле, где знакомится с роковой красоткой под «Look Of Love» Дасти Спрингфилд (едва ли не главную чилл-балладу всех времен). Спилберг не случайно столь внимателен к деталям. Через них он частично оправдывает своего героя: эта эпоха явила столько манящих соблазнов, что устоять перед ними было нелегко. И это толкало на сделки с собственной совестью. История в точности повторилась в конце 90-х — начале нулевых.

И эту историю мы знаем. Но что же случилось потом? Потом наступила эпоха гламура. Многое изменилось. В созданный развитым капитализмом красивый мир иллюзий вдруг пришли новые люди с иным пониманием эстетического. Но не об этом, слишком долгая тема. Факт в том, что сегодня, включив канал Fashion TV или Fashion One, вы там увидите нарезки из фотосессий Пэрис Хилтон, Ники Минаж и Кэти Пэрри под песни Avicii, Ланы Дель Рэй или The Black Eyed Peace. Хороший вкус ушел в андерграунд, к себе домой.

Поэтому мы сейчас смело возьмем целый пласт музыки и поместим его в круглые скобки, подведем под этой историей не категоричную, но черту. И начнем, пожалуй, с тех, чье имя одним из первых приходит на ум в связи с заявленной нами темой — пусть это будет группа De-Phazz.

De-Phazz

Музыкальной коммуне Пита Баумгартнера все нипочем. В этом году проект отпраздновал свой 16-й День Рождения. По такому поводу De Phazz записали трибьют самим себе, переосмыслив главные хиты из обширной дискографии.

Вроде бы все идет отлично, и группа продолжает регулярно выпускать новые альбомы. Да, они более пресные, чем хрестоматийные работы проекта рубежа веков, но это пока еще вполне себе качественная музыка. Только вот гастрольный график De-Phazz все чаще охватывает не мировые столицы, а богом забытые города России и Украины, вроде Мурманска, Твери, Черкасс или Севастополя, футбольному клубу которого Пэт Эпплтон даже посвятила одну из новых песен.

Поджарый соулмэн Карл Фриерсон и вовсе почти обосновался в Киеве. Он регулярный гость местных дорогих ресторанов и свой в доску парень. Еще несколько лет назад бывший американский морпех исполнял репертуар своего роскошного альбома «Soulprint», а нынче записывает дуэты со Златой Огневич, Алсу (песню «Мечты» за хороший гонорар миксовал сам Баумгартнер), по-дружески вызывает на ринг Кличко и не оставляет надежд выступить от Украины на Евровидении.

В общем, за ребят можно только порадоваться. У них все отлично. Они идут по пути, проторенному Патрисией Каас, Ларой Фабиан, группой Brazzaville, Boney M и Жан Клодом ван Даммом. Никто из этих артистов на жизнь не жалуется.

Знойные итальянские мачо из дуэта Gabin держат планку чуть повыше немецких коллег, но тоже не брезгуют частыми визитами на восток, где их любят и знают едва ли не больше, чем на родине.

Скидок постоянным клиентам у итальянцев не предусмотрено, хоть они и называют Россию своей второй артистической родиной. За клубный концерт Gabin просят от 6 до 10 тысяч евро, что не мало, при всем уважении к «Doo Uap, Doo Uap». На корпоративах цена дуэта доходила до 30 тысяч евро. Впрочем, это были единичные случаи.

Если говорить о музыке, то последний на сегодня альбом дуэта вышел в 2010-м, и даже в России его уже успели выучить наизусть. Массимо и Филиппо утверждают, что трудятся над новым материалом. Пластинка обещает быть готовой к лету 2014-го и дуэтов с русскими поп исполнителями там точно не будет. Парни честно признаются, что никто из местных музыкантов им не интересен.

Еще один лаунж-дуэт, на сей раз венский, как и Gabin, свой пик популярности пережил в 2002 году с выходом превосходного альбома «Grand Riserva». По его мотивам в следующем году была издана запись живого концерта с участием целого оркестра, а потом, как и все их соратники, Джейхан и Кэмиен перестали понимать, куда стоит двигаться дальше. Последний на сегодня альбом дуэта датирован 2010 годом. После его выхода старые приятели решили немного отдохнуть друг от друга.

Лидером в проекте всегда был Владо Джейхан, уроженец Сараево, сын дирижера и пианистки. В свое время он прославился участием в записи саундтрека к фильму «Аризонская Мечта» Эмира Кустурицы, но временил с сольным творчеством, размышляя о том, какую музыку ему больше хотелось бы сочинять. Знакомство с Марио Кэмиеном и общий интерес к арабской и средиземноморской народной музыке сделали свое дело. Владо переехал в Вену, инициировав создание Dzihan & Kamien. Со временем он же и принял решение о безвременном отпуске проекта, а через несколько лет решил вернуться на большую сцену самостоятельно, теперь уже под моникером Edgar Tones. Дебютная EP Владо выйдет в 2014 году. Судя по предварительному прослушиванию, он снова вернулся к изящным сочетаниям джаза и электроники, и пребывает в форме едва ли не лучшей, чем во времена «Grand Riserva».

Марио, тем временем, ведет дела небольшого лейбла Couch Records, где периодически выходят новые записи австрийской певицы Madita, найденной Кэмиеном в первой половине нулевых.

Стоило только начать, а имена, треки и обложки альбомов сами всплывают в памяти, не остановить! Но нам интересны, в первую очередь, те, кто пропал из поля зрения, остался в рамках своей эпохи. Чего не скажешь, например, о коллективах Pink Martini, Gotan Project и Bajofondo, сформировавших целую новую эстетику на основе традиционной латиноамериканской музыки, танго и самбы. Да, их лучшие годы тоже уже позади, но упрекнуть эти команды в снижении планки качества и продуктивности никак нельзя.

2000-2002 годы. Все лучшее стоит искать где-то в этом фарватере. Особенно в 2002-м. Тогда, например, увидел свет абсолютный шедевр — альбом «Visions» от проекта Jakatta, созданного одним из пионеров хаус-музыки Дейвом Ли. В послужном списке этого парня едва ли не сотня официальных релизов более чем под десятью разными псевдонимами, самые известные из которых Raven Maize и Joey Negro. Но Jakatta — это его opus magnum, венец творения.

Концептуальный альбом, основанный на фортепианных пьесах Томаса Ньюмана, написанных для фильма «Красота по-американски», насколько прост и выразителен, настолько и не похож ни на что другое. Единственным связующим звеном с реальностью здесь служит голос знаменитого соул-вокалиста Seal, который спел в хит-сингле альбома под названием «My Vision».

Дейв не решился посягать на собственноручно созданное совершенство, и не стал опошлять проект столь желанным всеми продолжением. С тех пор он записал огромное количество музыки и выпустил целый ряд компиляций, но о проекте Jakatta Ли предпочитает говорить в прошедшем времени, в шутку называя его своей «роковой женщиной».

Не наше дело, но подобный исход был бы лучшим и для французского трио Télépopmusik, чей дебютный лонгплей «Genetic World» и сингл «Breathe» в частности — это уже давно общепризнанная классика современной музыки. Несмотря на всю теплоту и красоту звучания второго альбома проекта под названием «Angel Milk», Télépopmusik не суждено было вновь пережить столь впечатляющий триумф. Дальше было полное забвение и неуместное возвращение в 2013 году с безобразным синглом «Try Me Anyway Fever» и морально устаревшими ремиксами на него, видимо, несколько лет пролежавшими на полке.

Кристоф Этье

Я познакомился с одним из идеологов проекта Кристофом Этье летом 2012 года. Он произвел на меня впечатления человека, сильно потрепанного жизнью. Мои догадки оправдались, когда я узнал, что после всемирного успеха Кристоф не летал на крыльях счастья и вдохновения, а предпочел уединиться в съемной квартире в Нью-Йорке, где единственным человеком, с которым он регулярно общался на протяжении почти двух лет, был его дилер.

Удивительно, но именно Кристоф после всех невзгод смог вернуться к музыке и начать карьеру диджея под символичным прозвищем Antipop. На мои расспросы о том, чем же заняты остальные участники группы, он растерянно пожимал плечами и смог лишь вспомнить о том, что штатная вокалистка Анжела Макласки недавно родила ребенка.

Теперь представим себе ситуацию полярную. Был себе во Франции проект, один из множества, поставляющих нежную, мечтательную музыку в сборники для отелей и ресторанов. Но со временем его основатель стал сначала популярнейшим диджеем страны, затем Европы, а затем и всего мира. Догадались? Уверен, что не все.

Речь идет о проекте The Mighty Bop, который был основан в далеком 1993 году и распался сразу после того, как записал свой лучший альбом в том самом замечательном 2002-м. Молодой парижский продюсер Кристоф Ле Фриан водил дружбу с Томасом Бангальте из тогда еще не существующего дуэта Daft Punk и хотел быть своим не только в хаус-тусовке, но и в кругах хип-хоп музыкантов, в те годы массово увлеченных новым модным явлением — «эйсид-джазом».

Ле Фриан убедил известного столичного тусовщика DJ Yellow писать музыку вместе с ним, и вскоре они представили дебютный EP «Les Jazz Electroniques», для издательства которого был заодно зарегистрирован и лейбл — Yellow Production. Молодой проект отличал сырой, психоделичный саунд, свойственный скорее британской, а не французской музыке тех лет. Их звучание не менялось вплоть до выхода последнего альбома — одноименного «The Mighty Bop», в котором в идеальных пропорциях были смешаны смуз джаз, поп-музыка, даунтемпо, броукен-бит и бархатный соул.

В этой записи уже ощутим большой потенциал одного из самых успешных хитмейкеров планеты. Кристоф Ле Фриан к этому времени запустил вместе с Аланом Хо (DJ Yellow) и Себастьяном Теллье (автор великой «La Ritournelle») проект Reminiscence Quartet и преуспел на ниве нового французского хауса в качестве танцевального продюсера. В честь одного из киногероев известного актера Жан Поля Бельмондо он взял себе псевдоним Боб Синкляр.

Клод Шалле

Франция, Франция! Сколько милых уху имен. Целая музыкальная коммуна под названием Kojak — оба их альбома до сих пор входят в список моих любимых релизов. Старина Dimitri from Paris, бонвиваны Клод Шалле (Claude Challe) и Стефан Помпуньяк (Stephan Pompougnac). Первого смело можно назвать крестным отцом французской электроники, второго и третьего настоящими иконами стиля. Шалле еще в 60-х был видной фигурой в богемной тусовке Парижа. Тогда его знали как отменного парикмахера. А уже в 90-х он прославился благодаря бренду Buddha Bar. Помпуньяк же просто большой счастливчик. Да, он опытный компилятор с хорошо развитой интуицией. Но кто из нас не такой? Только вряд ли найдется хотя бы еще один диджей в мире, которого осыпают комплиментами Мадонна и Мик Джаггер, а Gucci и Yves Rocher за наспех сведенные сборники готовы платить ему десятки тысяч евро. Тем не менее, и Buddha Bar, и серия миксов для Hotel Costes — это знаковые явления для лаунж музыки. Как и серия компиляций Café Del Mar, большинство выпусков которой составлял испанский диджей Хосе Падилья, нынче часто появляющийся в эфире восхитительной радиостанции Ibiza Sonica.

На первый взгляд может показаться, что родом из «города любви» и проект Gare Du Nord. Но нет, этот дуэт, который с недавних пор разросся до коллектива в 6 человек, родом из Бельгии. Их лучший альбом «Kind of Cool» вышел в (попробуете угадать, каком? именно!) 2002 году. Это была пластинка, на которой давние знакомые джаз и электроника вдруг открыли друг друга в новом свете и слились в стихийном порыве страсти. Фантастическое звучание, неописуемая красота! В те годы достать этот альбом было крайне сложно, и лишь спустя 14 месяцев после релиза его издали в России, кажется, на Sony/BMG.

С годами Gare Du Nord склонились в сторону традиционного джаза, подружились с Эриком Трюффа, подписали контракт на 3 альбома с культовым джазовым лейблом Blue Note и получили зеленый свет в лайнапы исконно джазовых фестивалей, вроде того, что ежегодно проходит в Монтро. В 2014-м Universal выпустит их 3-дисковый бокс-сет, в поддержку которого Gare du Nord дадут целый ряд концертов во многих городах мира. В общем, история продолжается.

Теперь Германия. Вопреки расхожим стереотипам, на музыкальной карте этой страны есть место не только для аскетичного техно и группы Rammstein. Джаз тут любят не меньше, чем на его родине в Америке. К уже упомянутым De-Phazz и целой империи Sonar Kollektiv, созданной на базе берлинского проекта Jazzanova, можно добавить, например, группы Naomi и Moodorama.

Первые ярко дебютировали все в том же 2002 году с альбомом «Everyone Loves You» — уютной и несколько манерной записью в духе Air, разве что с толикой юмора и кокетства. Naomi сильно изменились, но не утратили свой шарм и спустя два года, с выходом пластинки «Pappelallee», вооруженной несколькими меланхоличными поп-хитами высшей пробы. Потом был крепкий, но уже не столь притягательный альбом «Aquarium» (2006), и еще два лонгплея со стабильным интервалом в два года. Безликий поп-рок, неуклюжие метаморфозы. Naomi стали жертвами скоротечной музыкальной моды и вылетели во Вторую Лигу вместе со всеми товарищами из некогда роскошного манхеймского лейбла Mole Listening Pearls. Audio Lotion, Alphawezen, The Lushlife Project, Khoiba, Nor Elle, Geb.el, Anima Sound System — все эти милые коллективы безнадежно отстали от поезда где-то в середине нулевых.

Родом из этой дружной семьи и проект Moodorama. Много лет назад я имел опосредованное отношение к их на тот момент сенсационному букингу в Украину. Только вышел замечательный альбом «Mystery In A Cup Of Tea» (2005), по ряду показателей превосходящий лучшие альбомы De-Phazz, и тут такое — регенсбургские короли электро-джаза собственной персоной. Но это было начало конца. Лидер септета Марко Кестлер ушел искать себя в новых проектах, не снискавших даже локальной популярности, и лишь в 2012 году Moodorama вернулись с шестым и уже никому не нужным альбомом, который, само собой, выпустил переживающий серьезный кризис Mole Listening Pearls.

Более предсказуемо сложилась судьба еще одного знаменитого немца — Роланда Фосса, в конце 90-х основавшего проект Lemongrass. Да, сегодня этот зрелый мужчина уже целиком и полностью перешел на успешное конвейерное производство патоки, но когда-то его альбомы были настоящим откровением. В 2001 году Фосс превзошел сам себя, выпустив сразу два альбома — воздушный и личный «Windows» с креном в сторону эмбиента и даунтемпо и волшебный «Voyage Au Centre De La Terre» — едва ли не лучшее, что я слышал на стыке легкой музыки с ломаным ритмом.

Перед тем, как перейти к третьей стране, лидирующей по количеству культовых чилл-аут проектов на квадратный метр (речь, конечно же, о Британии), вспомним и о тех, кто оставил весомый след в истории, находясь достаточно далеко от центров музыкальной моды. В Будапеште были Yonderboi, Erik Sumo, Vono Box. В Вашингтоне адепты даба и ориентальной этники — Thievery Corporation. В Москве и Санкт-Петербурге был лейбл Олега Нестерова «Легкие», группы Весна на улице Карла Юхана и Kim and Buran, в Харькове замечательные LЮК. В Цюрихе — Zwicker и Роберт Ян Мейер, более известный, как Minus 8. В знаковом 2002 году он выпустил свой лучший альбом «Minuit» — сочинение на тему влияния народных традиций на современную джазовую музыку. Критики дружно поставили релизу оценку пять. Альбом вышел на престижном немецком лейбле Compost Records, где Мейер оставался одной из главных звезд вплоть до 2009 года. Кто знает, может он к нам еще вернется. В отличие от большинства коллег по цеху, Роберт способен на достаточно крутые стилистические повороты.

В далекой и заснеженной Швеции были (и есть) тихие гении Магнус и Оскар, чье исчезновение со всех музыкальных радаров объясняется не выходом в условный утиль, а специфическими методами работы. Под емкой вывеской Koop эти парни мастерят аутентичный оркестровый джаз неописуемой красоты, который на самом деле производится из сотен и тысяч мелких семплов. Да так, что не отличить. Сколько не слушай их альбомы «Waltz for Koop» и «Koop Islands», а все никак не удается осознать, что это не живая музыка, а умелый коллаж. Видимо, поэтому на запись новых композиций у Koop уходит не менее пяти лет, а значит, шансы их скорого возвращения достаточно велики.

Центром моды, но не музыкальной, можно назвать Милан. Вряд ли удастся вспомнить достаточное количество местных музыкантов, прославившихся на весь мир (герои Сан-Ремо не в счет), но в числе этих немногих точно следует указать дуэт The Dining Rooms и семейный подряд отца и братьев Монтефиори. The Dining Rooms пропали из вида в 2009 году, оставив после себя богатую дискографию, главным бриллиантом которой является альбом «Experiments In Ambient Soul», включающий композицию «Driving» (послушайте полную версию — здесь спрятано лучшее клавишное соло всех времен).

Montefiori Cocktail

По слухам, Стефано Гиттони в последние годы посвятил себя музыкальному бизнесу, а Чезаре Мальфатти занят апгрейдом собственной студии звукозаписи. Периодически он помогает с продакшеном старым друзьям, вроде Марио Бионди, но о возвращении к сочинительству в рамках The Dining Rooms он, как и Стефано, уже давно не думает. Тем не менее, проект фактически существует и кто-то даже оплачивает хостинг официального сайта The Dining Rooms, хотя последняя новость тут публиковалась в 2009 году.

Если вы еще не устали — мы возьмем курс на Туманный Альбион, где и закончим свое путешествие «по волнам памяти». Тут у нас целая россыпь значимых имен. Выделим не всех, но любимых.

Номером один значится лондонский дуэт Zero 7 — в следующем году Генри и Сэм отпразднуют 15-летие своего проекта и 25 лет музыкальной деятельности в целом. Кривая их популярности взмыла кверху в 2001 году с выходом дебютного альбома «Simple Thing», а дальше было хоть и плавное и достойное, но нисхождение. Между тем, развитием своей международной карьеры Zero 7 обязаны австралийская певица Сиэ и бард-романтик Хосе Гонзалес (слушать саундтрек к идущему в кино зимнему хиту «Невероятная жизнь Уолтера Митти»), которые в разное время пели на альбомах проекта.

Говорить о полном забвении не приходится. В одном из осенних «Плейлистов Недели» мы отмечали свежий сингл Zero 7 — томное слоу-моушн диско высшей пробы. А уже 3 декабря прошлого года вышел еще один новый трек под названием «Take Me Away», записанный при участии проекта Only Girl — здесь у Zero 7 получилось нечто среднее между Planet Funk, St. Etienne и The Chemical Brothers в моменты их психоделических виражей.

В начале нулевых смело соперничать с Zero 7 мог лишь ноттингемский дуэт Bent, который многие помнят по визитной карточке «Always». В 2000 и 2001 годах они выпустили свои лучшие альбомы «Downloaded For Love» и «Programmed For Love», а следом уже не столь цельный, но занимательный «The Everlasting Blink» (2003). Это был самый продуктивный период в творческой карьере дуэта, дальнейшая история которого может быть интересна лишь преданным фанатам. Некий итог Bent подвели в 2009 году с выходом «Best Of», после чего Нил Толидэй погрузился в клубную музыку, успевая вести сразу несколько проектов (The NG9 Project, Themis, Jorge Fellucca, Lucky Lime, DS Priest, Jack Lagoon), а Саймон Миллс остался верен фирменному обволакивающему звучанию Bent, только теперь уже в рамках сольного проекта Napoleon. Свой второй (просто великолепный!) альбом «Magpies» он выпустил в сентябре прошлого года, снискав восторженное одобрение критиков.

Еще два проекта из Лондона, о которых нельзя не сказать — The Karminsky Experience Inc. и Kinobe. Первые: два клубных диджея Джеймс Манс и Мартин Дингл, глубоко погруженные в этническую музыку, джаз и тернтаблизм. В их послужном списке всего два альбома, но дебютный «The Power Of Suggestion» (2003) до сих пор остается в моем плеере, как запись, которая не подвластна испытанию временем.

В последний раз они выступали в наших краях (минский клуб «Миллениум») в далеком 2007 году, сразу после выхода второго альбома «Snapshot». С тех пор проект исчез из поля зрения и, похоже, что уже вряд ли вернется. Джеймс и Мартин вплоть до 2010-го числились резидентами в нескольких клубах Южного Лондона и на этом нить истории обрывается.

Kinobe — это тоже дуэт. Возможно, более успешный и продуктивный, чем Karminsky. Их лучший альбом называется «Wide Open», и несколько мелодий, записанных на этой пластинке, вы просто обязаны были слышать. В рекламе по ТВ, в скоростных электричках, в супермаркетах, где угодно. Kinobe — это лаунж в чистом виде, музыка донельзя воздушная и красивая. Идеологи проекта — Джулиус Уотерс и Дейв Пембертон. Есть еще несколько штатных вокалисток, но не о них. Джулиус и Дейв познакомились на одном из профессиональных форумов для саунд инженеров, оба работали над аранжировками и сведением в маленьких частных студиях Лондона.

И если имя Уотерса сегодня упоминается преимущественно в связи с участием в проекте Kinobe, то Пембертона можно смело назвать одним из самых востребованных и опытных саунд-продюсеров Англии. В его послужном списке работа над альбомом The Prodigy «Always Outnumbered, Never Outgunned», регулярное сотрудничество с Робертом Оуэнсом, певицой Jamelia, группой Duran Duran, Orbital, Groove Armada, этно-музыкантом Рашидом Таха и многими другими. Kinobe для Дейва — лирическая сторона его творческого гения, скорее хобби, чем способ прославиться и заработать денег. Оттого и музыка проекта звучит так искренне и тепло.

Продолжать можно бесконечно. Попытка объять такой массивный культурный пласт изначально была весьма опрометчивой идеей — слишком много тех, чью музыку можно назвать красивым словом «evergreen». Но ко всем перечисленным я бы еще непременно добавил личного фаворита — шотландского диджея Джейсона Робертсона, создавшего проект Aqua Bassino. Его альбом «Rue De Paris» (2006) заслуживает высших похвал. Кроме прочего, Джейсон еще и резидент моего любимого лейбла F Communications (тот самый, из книги «Электрошок»).

Вы бы, конечно, могли дополнить этот материал кем-то другим. Например, возвышенно-трагичными Ilya, взбалмошными Boozoo Bajou, Freak Power и Funky Lowlives. Кому-то ближе было бы андрогинное sleepy-disco проекта Flying Pop’s или грибной джаз Марка Фарины, блестящие каверы Nouvelle Vogue или карикатурный изи проекта The Gentle People. Но здесь мой текст уже превращается в список из имен и восклицательных знаков. Пора остановится. Дальше — только будущее. Серия статей о танцах в бермудском треугольнике торжественно объявляется закрытой!

17 января 2014

Подпишись на наш ВКонтакте

и узнавай о новостях первым!
Pavel Skinner 18 января 2014 0:51
Блистательная, выдержанная и, пожалуй, лучшая (на сегодня) статья из цикла. Бурные и продолжительные аплодисменты!
P.S. "замечательные LЮК" из Харькова достойны отдельного освещения - и даже интервьюирования - поскольку об этом удивительном коммьюнити (даже не группе!) известно до обидного мало.
Ответить  
Nikolouse 18 января 2014 8:54
Очень интересная статья, хоть и длинная..не ожидал, что прочту ее полностью. Очень познавательно погружает в атмосферу)
Ответить  
Maxim Ryzhkov 18 января 2014 14:51
Bravo! Великолепная статья! Вернулся в те времена, когда читал
Ответить  
Кирилл Касьянов 19 января 2014 10:50
да, люк хорошие песенки поёт
Ответить  
Кирилл Касьянов 19 января 2014 11:04
точнее пели до 2011
Ответить  
Sonic Mine 19 января 2014 14:08
Статья хорошая...

Вот только вот это:
"Только вот гастрольный график De-Phazz все чаще охватывает не мировые столицы, а богом забытые города России и Украины, вроде Мурманска, Твери, Черкасс или Севастополя"

Знаете, там тоже есть люди, они там родились и живут и им тоже интересна такая музыка. А автор наверно представляет их какой-то серой массой, деревенщиной или пещерными людьми.
PS: я из Питера.
Ответить  
Pavel Skinner 19 января 2014 14:20
Имелось в виду скорее то, что мельчают масштабы гастрольных городов, за ними масштабы площадок, а за ними и гонораров - то есть уменьшается востребованность артистов. А люди - они везде люди. Если бы не подобные тенденции - хрен бы когда жители Мурманска, Твери, Черкасс или Севастополя увидели артистов уровня De-Phazz: для них (жителей) это безусловный плюс.
Ответить  
zloo 19 января 2014 22:22
Очень увлекательная статья!!! Спасибо за содержание .
Ответить  
Очень хорошая статья,жаль про лейбл "Легкие" мало написано. "Момбус и Бациллус оркестр" просто отличный проект, "Елочные Игрушки","И.Вдовин","Copy Cat Project","Нежное Это","Second Hand Band","Rocet Boy". Замичательные сборники "Расскажи Чайковскому новости" и лейбл "Citadel records". Из зарубежных можно добавить "Zofka","Ursula 1000" и "Thunderball" очень
неплохие группы!
P.S. Фильм "Поймай меня,если сможешь" снял Стивен Спилберг !
Ответить  
Editor 21 января 2014 18:16
Зофка, точно! Прекрасный коллектив. Просто забыл о них. Thunderball имеется на диске. Пару альбомов отличных у них было: фиолетовый и красный.
Ответить  
John Matri)( * Wimble * The Drum Machine 22 января 2014 15:33
Да еще была группа "Touch and Go" очень популярна!
Ответить  
USBeat 20 января 2014 21:07
В статье ошибка - "Поймай меня, если сможешь" - это фильм Стивена Спилберга, а не Стивена Содерберга
Ответить  
Editor 21 января 2014 18:15
Спасибо, исправили! Перепутал по аналогии с друзьями Оушэна.
Ответить  
Pasha MixX 21 января 2014 18:51
Великолепная статья о музыкантах, музыкой которых я практически жил какое-то время, а время это как раз начало нулевых! Самое время перебрать старые диски и освежить воспоминания! Спасибо!

P.S.: Не ради пиара, просто так уж совпало - этот микс отображает дух того времени и в нём числятся музыканты, о которых шла речь, кому интересно - обязательно послушайте:



Треклист:
01-Intro
02-Bonobo - Recurring
03-Lemongrass - Falling Star
04-Lюk - Прогулка по ВДНХ
05-Royksopp - In Space
06-Lemongrass - La Mer
07-Moscow Grooves Institute - ABsynth
08-De-Phazz - Downtown Tazacorte
09-Gabin - La Maison
10-Gotan Project - Tango In Paris
Ответить  
amazingly 30 января 2014 18:45
очень интересная и содержательная статья ! рекомендую всем !
Ответить  
Написать комментарий
Ваш комментарий