Месяц назад Миша Мазунов и Антон Хес запустили собственный образовательный курс для артистов и менеджеров электронной сцены. На двоих у парней 12 лет опыта работы на самом высоком уровне и ряд успешных кейсов. Миша долгое время работал с артистами, идущими в первых рядах известного на весь мир Russian invasion — Arty, Matisse & Sadko. Сегодня в его ростере сразу три перспективных проекта: Madison Mars, Slatin, Modd и управление лейблом Red Lake. Антон, в свою очередь, один из основателей агентства Mix Feed Agency. В разное время он сотрудничал с Anturage, Fapples, Upstroke, Sasha Kaktus, а сегодня ведет дела сразу трех локальных топ-артистов: Proxy, Matvey Emerson, Volac.

У парней разные истории и карьеры, но объединяет их важная деталь — на вопрос «как сделать успешный международный проект на электронной сцене?» оба могут дать обстоятельный ответ. Поэтому мы решили выйти за рамки интервью и опробовать формат круглого стола. А значит, сегодня у нас двойная порция интересной и полезной информации.

Саша Вареница (СВ): Парни, давайте смоделируем ситуацию. Вот пришел к вам артист и говорит: «Я умею в продакшн, студия есть, могу делать любую музыку. Хочу добиться успеха». Что вы ему посоветуете? Куда вообще двигаться?

Антон Хес (АХ): Записывать музыку «под задачу» не стоит. Это не сработает. Лучше работать в тех жанрах, которые действительно близки. В каждом направлении большая конкуренция, и записать трек или два будет недостаточно. Необходимо действительно хорошо ориентироваться в артистах, лейблах, тонкостях звучания. Это касается любого стиля электронной музыки.

СВ: Окей, тем проще. Так мы сразу отбрасываем сразу несколько ложных путей. Внесем поправку: пришел артист с готовым материалом в конкретном жанре. С чего начнем?

АХ: Прежде всего, нужно определиться с рынком, на котором эта музыка востребована. У каждого региона или страны своя специфика. Проще всего начать с мониторинга: берем артистов, лейблы, которые подобную музыку издают, и смотрим, что у них происходит, где они гастролируют. Так со временем складывается общая картина.

Если говорить в общих чертах об электронной сцене, самый большой рынок — это США. Активно развиваются Бразилия, Австралия. Особняком стоят Европа и Великобритания. В Америке сегодня наиболее востребованы их местный бэйс-хаус, тек-хаус с элементами хип-хопа. В Америке вообще хип-хоп — доминирующий стиль, и он сильно влияет на танцевальную музыку. Если посмотреть, к примеру, на лейбл Dirtybird, то у них выходит много коллабораций электронных продюсеров и рэп-исполнителей. В Бразилии — бразилиан-бэйс, прогрессив-хаус, динамичное техно. Ну и так далее. Есть, конечно, и общемировые тренды. Сегодня это, пожалуй, фьючер-хаус, который пришел на смену бигруму. Но в мировых масштабах продвижение артистов — это отдельная сложная тема.

СВ: Хорошо, с этим определились. Миша, выход российского электронного артиста на зарубежные рынки — вопрос выбора (можно развиваться здесь, можно там) или неизбежный шаг? Многие отмечают, что сегодня построить успешный масштабный электронный проект для локального рынка крайне сложно.

Миша Мазунов (ММ): Всё упирается в гастроли, а это основной источник дохода артиста, быстрые деньги. И тут есть пусть сложный, но понятный путь. Когда мы начинали работу с Arty, глобально в тренде был прогрессив-хаус. Музыка, которую тогда активно продвигали лидеры сцены Swedish House Mafia. Такую музыку выпускали Axtone, Anjunabeats. Достаточно было попасть на любой из этих лейблов, о тебе узнавал весь мир, и ты начинал выступать в разных странах. Тогда по этому пути прошли не только Arty, но и Hard Rock Sofa или Swanky Tunes.

Arty

Выйдя на международный уровень, мы определили себе приоритетный рынок — это была Америка. Там самые высокие гонорары и ставки, в Европе — ниже. В России диджеи в тот момент не могли приблизиться даже к тем гонорарам, что были в Европе. Кроме того, Россия — нестабильный рынок, и он всегда был таким. У нас нет каких-то постоянных вечеринок, не говоря уже о клубах, которые могут еженедельно привозить интересных артистов. При этом не хочу призывать махнуть рукой на российскую сцену и забыть о ней. Я вижу много интересных объединений, которые двигают культуру, что-то делают. Но если говорить индивидуально об артисте, то ему лучше ориентироваться на те страны, где есть спрос на регулярные выступления и высокая конкуренция между клубами, которая вынуждает их на каждое мероприятие привозить интересных, именитых артистов.

СВ: Но вместе с тем артисты, с которыми ты работал или работаешь, все-таки выступают в России, по ним ведется какая-то работа.

ММ: Да, но здесь важно понимать вот какой момент: ты востребован, если продаешь билеты. Никакие лейблы, места в чартах сами по себе ничего не значат. Этим всё сложнее удивить, хотя еще недавно релиз локального артиста на Spinnin’ или попадание в Beatport-чарт были событием, которое все обсуждали. Сегодня, в первую очередь, у тебя должна быть своя реальная активная фан-база.

СВ: Arty, к слову, будет выступать 7 января в Москве в клубе Volta.

ММ: Да, и это к теме о важности выбора стиля и региона. Arty вернулся к транс-звучанию, которое снова актуально, и запустил новый проект Alpha 9, ориентированный на транс. И это основная причина, по которой он возвращается в Москву — кстати, впервые за последние пять лет. Вот тебе и показатель. За эти годы Arty выпустил массу новой музыки, четыре года он был резидентом в Лас-Вегасе, в его карьере произошло множество интересных событий. Но в Москве он за это время не выступал ни разу.

Миша Мазунов

СВ: Дай вердикт емкости рынка электронной музыки в России.

ММ: Рынок есть, но маленький. К примеру, Don Diablo прилетал летом на Alfa Future People. Спустя 7 или 8 месяцев он может выступить в Москве. А до этого он был здесь в 2015 году вместе с Gorgon City. То есть даже топ-артист может выступить в России только два раза в год. Этого недостаточно для того, чтобы вести здесь какую-то системную работу по своему продвижению. В то же время у себя на родине в Англии он может выступать гораздо чаще.

Поэтому когда ко мне приходят артисты и спрашивают, куда им двигаться, я сразу обращаю их внимание на все эти моменты. И это важно понять на старте. Потому что раньше было проще: делай прогрессив-хаус и не прогадаешь. Будешь выступать и в Англии, и в Германии, и даже во Франции. Сейчас такого универсального рецепта нет.

СВ: Хорошо, мы выбрали страну, которая открывает перспективы. Но ведь нужно еще и понимать, что и как в этой стране делать для своего продвижения? Здесь начинается уже ваша работа?

ММ: Да. Всё начинается с социальных сетей. Нужно понять, какие инструменты наиболее эффективны. В Америке стоит делать акцент на Snapchat и Twitter.

АХ: В Бразилии более популярен Facebook и SoundCloud.

ММ: В России обязательно нужно вести страницу в VK. Я об этом говорю всем зарубежным артистам. В Китае — We Chat, QQ Chat. В Японии, например, вам нужно все пресс-релизы иметь на японском языке. Ну и так далее. Словом, к музыкальному проекту нужно относиться как к бизнесу. И я, и Антон уже хорошо понимаем эти процессы. Перед началом работы с артистом мы внимательно изучаем продукт, помогаем выстроить позиционирование, подобрать правильную команду, оптимизировать финансовые вложения; советуем, как сделать промо. Фактически, менеджер — это управляющий бизнеса артиста.

СВ: Мы ранее затронули темы фан-базы. Это интересный момент. С одной стороны, есть всем понятная success story: отправил релиз на сильный зарубежный лейбл, выстрелил, улетел. Но в живом общении с музыкантами я часто слышу следующее: лейбл говорит музыке «да», но тут же задает вопрос: а кто ваша аудитория в своей стране, насколько она большая. И если вы ноунейм даже у себя в стране, то почему на вас стоить тратить время? Это вроде как резонно. Нельзя попасть в Лигу Чемпионов, если играешь во второй Лиге внутреннего чемпионата. Но мы ранее говорили о том, насколько здесь всё сложнее на старте. Не совсем понятно, как этот барьер преодолеть?

АХ: Ты знаешь, мне кажется это какие-то частные случаи. Такое может быть, но я вот могу тебе сразу назвать троих артистов, которые сходу попали на хорошие зарубежные лейблы, не имея успешной истории в России.

СВ: Назови, конечно.

АХ: Первый — Manсodex, артист, которому я сейчас помогаю. Он совсем новичок и уже подписал ЕР на Dirtybird, один из самых сильных лейблов в хаус-музыке.

Dropgun — ребята, которые подписали уже несколько релизов на Spinnin’ Records. До этого у них не было релизов вообще. Есть Khrebto, который выпустил совместный релиз с Don Diablo на его лейбле Hexagon. О нем пока вообще вряд ли кто-то слышал. Volac мы подписали на Night Bass Records не имея за спиной релизов на схожих и американских лейблах. Иными словами, лейблы сейчас дружно охотятся за качественным материалом — неважно, кто ты и откуда. Если у тебя крутая музыка, заберут с руками и ногами.

ММ: Я с подобным сталкивался. В частности, лейбл Monster Cat — им крутой музыки недостаточно. Они всегда смотрят на социальные сети артиста, изучают активность, статистику; и всегда спрашивают: кто ваш менеджмент? Они хотят быть уверены, что им всегда доставят музыку вовремя, у релизов будет клевый брендинг, а нюансы будут учтены. Имеют право.

У меня есть свой лейбл. Из двух артистов с одним уровнем музыки я выберу того, чьи социальные сети круче прокачаны, аудитория активнее и шире. Потому что через сотрудничество с артистами мне нужно развивать и бренд собственного лейбла. Это влияет на принятие решения, и это стоит учитывать. Сейчас предложения намного больше, чем спроса.

СВ: Продолжим двигаться шаг за шагом. Допустим, мы учли ваши советы. Есть артист из России, который уже делает качественную музыку и даже издает ее на хорошем западном лейбле (на упомянутых Dirtybird или Night Bass, например). Вот у него вышла мощная ЕР, отзывы отличные. Где-то в Америке играют музыку этого артиста, шлют респекты. А автор сидит дома, и никакой реальной сцепки не происходит. Пишет у себя в Фейсбуке, я вот издался там и там, Джастин Мартин похвалил, Eats Everything взял в свой микс. Собирает какие-то лайки и, собственно, всё. Нет ни зарубежных гастролей, ни даже локальных. Таких примеров десятки. Что делать дальше?

ММ: Ох... Сейчас сформулирую. Здесь только методом проб и ошибок. С первого релиза едет по миру далеко не каждый. Нужно выпускать новую музыку и тщательно анализировать фидбэк. Поддержка от диджеев — это хорошо, но отчасти эфемерно. Часто бывает так, что релиз не срабатывает. Это понимает только лейбл, видя ситуацию изнутри. Лейбл вообще всегда рискует, ведь когда он подписывает чей-то релиз, то скорее всего убирает из прописанного под дату слота кого-то другого. Релиз выходит, но не попадает в чарт, не продается. Вам могут сказать: супер, продолжай в том же духе! Но на деле вы промахнулись. Сидеть и ждать в такой ситуации не стоит, лучше анализировать и пробовать еще. Только так.

Но если релиз сработал, то, поверь, писать начнут сразу. Даже если у артиста нет менеджера или агента, писать будут напрямую. Свежий пример — ребята Phlegmatic Dogs, чуть ли не с первой попытки попали в цель. Релиз зашел очень хорошо и парни сразу поехали: США, Австралия и так далее.

СВ: Антон, та же история, но под другим углом. Продюсер из России выпустил треки на Dirtybird (оставим этот пример для удобства). Ему оттуда пишут: классный релиз, спасибо! И продюсер тут же начинает доставать: позовите-привезите. Лейбл отвечает: чувак, наше дело издать музыку; посотрудничали, спасибо. После чего для артиста теряется смысл жизни, он говорит, что кругом кидают, не выполняют обещаний, и вообще всё бессмысленно. Знаю многих таких. Им вообще лейбл что-то должен?

Антон Хес

АХ: Номинально нет. Но вообще многие лейблы — это что-то вроде семьи. И если ты ее часть, то тебя «подтягивают», как у нас говорят. Но для этого мало выпустить просто треки. Нужно выстраивать системные отношения, знакомиться с другими резидентами, чаще общаться с ними. Ну и главное — нужно четко определиться с лейблом, который тебе интересен. Если пытаться попасть в семью сразу двух-трех лейблов, то такое поведение на сцене не вызовет уважения.

СВ: В твоей практике были истории, когда один отдельно взятый лейбл служил трамплином для международной карьеры твоего подопечного?

АХ: Ну вот те же Volac и Night Bass, они создали вокруг проекта хайп в Америке после двух релизов. Лейбл готов помогать, если артист настроен серьезно и готов делать что-то со своей стороны. И Night Bass, и Dirtybird, и MixMash зовут выступать к себе в шоукейсы из разных стран. Вот забавный пример: в ростере Dirtybird есть артист Bruno Furlan из Бразилии, у себя на родине очень популярен. Он вообще никогда не выступает в США, там его никто не знает. Но он играет на шоукейсах американского Dirtybird, куда его постоянно зовут и всё оплачивают. Он не занимается развитием карьеры в Америке, у него все социальные сети на португальском. Но факт есть факт: своей цели он достиг. И только благодаря одному лейблу.

СВ: А не отпугивает ли их логистика? Билет в США из России — удовольствие недешевое.

АХ: Сейчас все переходят на landed deal, это повсеместная практика для разных стран мира. Вы оговариваете конкретную сумму, а дальше артист и менеджмент сами решают, сколько из этой суммы они потратят на трансфер и проживание, как себе его организуют.

СВ: Миша, вопрос скорее к тебе. Не хочу, чтобы наша общая риторика была однозначной. Типа, там всё классно, все улыбаются, платят двойные гонорары в долларах и публика на танцполе знает все треки наизусть. Мы ведь прекрасно понимаем, что это не так. Вспомни какие-то реальные примеры, которые помогут развеять эти заблуждения и дать понять, что и там не так просто.

ММ: В первую очередь, конечно, это конкуренция. Если говорить об Америке, где у меня богатый опыт, туда стремится попасть слишком много артистов. Количество клубов при этом не увеличивается. Артистов демпингуют, вытесняют. Когда мы начинали там работать с Arty, было порядка 300 активно гастролирующих диджеев. Два года назад их уже было 2 000. Предложение выросло в семь раз. Вот и считай: на одно место в клубе претендует сразу семь диджеев, и каждый не с улицы пришел.

Volac с Claude VonStroke

Отчасти виной тому рынок бигрум-хауса — простой в производстве музыки, в которую в какой-то момент пришло слишком много амбициозных любителей. Потом случилась инфляция. Этой музыки стало слишком много, она обесценилась, а вместе с ней лопнул и сам этот пузырь EDM. Сейчас как такового этого жанра не существует, может только где-то в Азии есть, потому что они отстают от остальных стран. Здесь многие EDM-музыканты тоже всё еще думают, что там вот все гастролируют. Но нет, не гастролируют — рынка уже такого нет, и сцены тоже. В тренде другие стили.

СВ: У Arty были контракты с Insomniac Records и лейблом-гигантом Interscope Records. Ты имел опыт общения с ними. Я знаю, что у всех знакомых мне менеджеров есть общий страх: ты доводишь подопечного до высокого уровня, вкладываешь силы и душу, после чего к нему приходят какие-то влиятельные дяди и уводят. И ничего с этим не поделать.

ММ: Да, это вполне возможно. Если выходишь на мировой уровень, степень занятости становится очень серьезной. Тут дело даже не в том, приходит или не приходит мейджор, просто справиться в одиночку практически невозможно. Артист это видит и понимает, он главный, и он принимает решения — привлечь стороннюю помощь или нет.

В случае с Arty так и произошло. В 2013-м мы поняли, что Swedish House Mafia распалась, а вместе с ними закончилась эпоха, прогрессив-хаус вышел из моды. Бигрум Arty делать не хотел, транс тоже не был популярен. И мы решили, что готовы сделать альбом Glorious в новом звучании и подписать для его продвижения контракт с Interscope. Вместе с тем возникла необходимость в поиске локального американского менеджера. Мы нашли такого человека, отработали с ним альбом и расстались. Просто поняли, это не наш человек, так бывает. Есть, например, такой продюсер Dirty South, он вообще каждый год меняет менеджеров, никак не может найти подходящего, а может просто не доверяет. Люди на этой сцене вообще очень недоверчивые. На них сваливается успех и деньги, и вокруг сразу появляется масса незнакомых людей, которые вроде как хотят помочь. Кто из них преследует сугубо корыстные цели, а кто — человек слова, сразу понять непросто.

СВ: Ключевая фраза здесь — сменить менеджера. Звучит непривычно. В поп-музыке, например, такое недопустимо. Менеджер может менять артистов, ставить им условия, но не наоборот. Как устроена модель взаимоотношений на электронной сцене?

АХ: В этом большая путаница в терминах: кто такой продюсер, менеджер в здешней интерпретации? Многие путают менеджера с ассистентом, который решает бытовые вопросы. Но я понимаю, о чем ты. В русской поп-музыке менеджер = инвестор проекта, в электронной тоже так бывает. Менеджер вкладывает в проект свои деньги (сам или вместе с артистом) и на выходе получает комиссию. Но лично я работаю иначе: веду артиста по букингу, промо, SMM, юридическим вопросам, стратегии, планированию и получаю процент от заработка, но не вкладываю в артистов деньги.

ММ: Я тоже верю в то, что менеджер должен работать от процента. Это делает его частью команды, и в таком случае он напрямую заинтересован в успехе. Я тоже не инвестирую в проекты. Считаю, что это очень рискованный бизнес. Еще несколько лет назад мне было понятно: ты выпускаешь это и это, получаешь такой-то результат. Сейчас это такой себе Дикий Запад, где сложно разобраться, во что вложить, что выстрелит и вернет средства.

Еще не берусь за работу с дебютантами. Если человек уже имеет какую-то селфмейд-историю, успел издаться на хороших лейблах, я готов помочь двигаться дальше. Кроме того, мне интересны артисты, которые помогут мне расширить кругозор. Не хочу создавать конкуренцию внутри агентства, у меня, к примеру, уже есть фьючер-хаус проект, и второй мне не нужен. Я куда внимательнее выслушаю предложение тек-хаус артиста. При этом сама по себе музыка для меня давно не определяющий фактор. Она вся хорошая, ее все давно уже научились делать. Куда важнее для меня понимание ресурсов, затрат на проект — моих и моей команды.

Phlegmatic Dogs

Есть здесь и компромисс, который мы сейчас разрабатываем с Антоном. Он подходит для тех, кто хочет иметь менеджера, но не может его получить. Это консультирование: артист делает всё сам, а мы выступаем в роли менторов. Таким образом, мы как-то решаем проблему дисбаланса, ведь артистов очень много, а менеджеров — нет.

СВ: Такая ситуация только в России или везде?

ММ: Это общепринято. Порог входа в электронную музыку ниже. Здесь не нужно уметь петь, играть на инструментах, писать песни. Поэтому на сцене переизбыток. Все хотят, чтобы им помогали. Вообще, для опытного менеджера не проблема найти сильного артиста, который работает сам. Мы держим многих на карандаше и связываемся, когда видим прогресс.

АХ: Я бы хотел добавить, что современным артистам на электронной сцене необходимо самим понимать, как эта индустрия работает. Только так они могут ставить адекватные задачи. Как правило, артист ищет менеджера только тогда, когда сам не успевает уже делать всю бизнес-часть и хочет сконцентрироваться на творчестве.

СВ: В общении и с артистами, и с менеджерами мне доводилось слышать две абсолютно крайние точки зрения. Я видел артистов, вокруг которых водят хоровод несколько менеджеров. Они отказываются от помощи и говорят: моя музыка сама откроет все двери. В то же время знаю опытных, абсолютно прагматичных и где-то даже циничных менеджеров, которые говорят: дай мне любого симпатичного парня или девушку, и я сделаю из него звезду мировой величины. И это правда так. Мы каждый год видим десятки таких персонажей в DJ Mag Top 100 DJs. Так что же было в начале: менеджмент или музыка?

АХ: Люди, которые говорят «моя музыка сама откроет все двери» — круглые идиоты. Уж простите. 50 процентов успеха составляет музыка, 30 — маркетинг и 20 — менеджмент.

СВ: А что такое маркетинг в данном случае?

АХ: Маркетинг — это, прежде всего, контент, который ты генерируешь. Твои социальные сети, твой образ, присутствие в СМИ, позиционирование, какая-то особая фишка, индивидуальность — вот это и есть маркетинг. Миксы, подкасты, радиошоу — сюда же. Что до сугубо менеджерских проектов, то, да, такое существует. Если много лишних денег, почему бы и нет. Покупаешь себе всё: музыку, релизы, места в чартах. Это может быть даже успешно, просто расходная часть выше.

К этой модели прибегают сегодня такие как Tiёsto в том числе. Всем понятно, что он уже давно не делает сам музыку. Это бренд, бизнес-машина, на которую работают десятки человек. Нельзя закрыть компанию из десятков человек, только потому что артист не может записать свежую музыку. Они вынуждены поддерживать суперзвезду, которая приносит всем деньги.

СВ: А ты сам как думаешь, Tiёsto или Дэвид Гетта уже не могут создавать музыку, не успевают делать это, или она им просто надоела?

АХ: Я считаю, что когда становишься артистом уровня DJ Snake, Tiёsto или Diplo, тебе просто не хватает времени на это, выделить время для студии практически невозможно. Ну и будем прямо говорить, образ жизни таких людей быстро истощает морально и психологически. Нет времени ни то что на музыку, а вообще ни на что.

Matisse & Sadko

Я ездил в тур по США с Volac, у ребят было 11 выступлений подряд в разных городах. Перелеты, шоу, интервью, организационные вопросы, ведение соцсетей, а иногда хочется (иногда нужно) потусоваться с другими артистами. Времени и сил в таком темпе на музыку не остается совсем.

СВ: Раз уж затронули эту тему... Миша, в бытность твоей работы с Matisse & Sadko у дуэта выходили два успешных совместных релиза с Мартином Гарриксом. Мартин Гаррикс сам записывает музыку? (общий смех)

ММ: Эм-м... Думаю, сам. Но в данном случае ребята ему помогали, это же коллаборации. Но он принимал активное участие. Вообще Мартин Гаррикс — уникальный человек, у него очень сильная энергетика. Он может не спать сутками, но успевает всё. Я хотел бы пожелать всем быть такими же трудоспособными, как Мартин.

АХ: Миш, скажи свою точку зрению. Ты согласен с моим ответом?

ММ: Думаю, эти две крайности должны сойтись где-то посредине. Менеджмент — это то, что должно быть у проекта априори.

СВ: Ну и прямо вот не может быть исключений? Так что бы сидел себе дома продюсер, делал музыку, отправил куда-то... Проснулся, и звезда!

АХ: Нечто подобное случилось с Phlegmatic Dogs, мы уже говорили о них. 2 000 лайков в Фейсбуке, 1 000 подписчиков в Инстаграме. Результат: 8 выступлений в США, 8 — в Австралии.

ММ: Интересный кейс у Алана Уокера. Этот знаменитый Faded сначала просто был опубликован на YouTube-канале, трек понравился подписчикам. Создатель канала познакомил Алана с менеджером, а менеджер работал в Universal. Он показал сингл скаутам лейбла, объяснил, что вокруг трека в сети сейчас небольшой бум, стоит присмотреться. Представители нашли вокал, перезаписали и выпустили. Вот пример удачного стечения обстоятельств. Но здесь всё равно есть роль менеджера, как видим. Но еще раз: это единичные случаи.

СВ: А потом вокруг Уокера напустили тумана. Он вечно в маске, в капюшоне, больше похож на футбольного ультрас, чем на диджея. Загадочный парень. Как считаешь, такие вещи заранее прописываются, планируются? Вот Zhu, например. Возник из ниоткуда, и не пойми, кто он...

ММ: В этом есть свой мотив. На сцене много анонимных или полуанонимных продюсеров. Как правило, это артисты, у которых ранее уже были другие проекты, но они не выстрелили. Чтобы не нести за собой шлейф неудач, они делают полный перезапуск и на первом этапе маскируются. Хотя кто-то продолжает скрываться за образом и дальше. У Zhu был проект ранее. Но первый его хит (тоже Faded, кстати) был изначально подписан на лейбл, который вложил в его продвижение кучу денег. Еще до старта вся стратегия была прописана. Ну или есть проект Marshmello — продюсер с опытом, был в семье одного известного лейбла, но что-то не пошло. Он на время исчез, а после вернулся в таком воплощении, и всё получилось.

АХ: Есть целый ряд таких примеров. Malaa, Claptone, Joyride — артисты с опытом, у которых ранее были другие проекты.

СВ: У меня есть инсайд, что Marshmello — это бывший Dotcom. Был такой дабстеп-проект. Как думаете, правда?

ММ: Есть такое предположение, но точно утверждать не стану.

АХ: В любом случае, за ними стоят очень влиятельные люди в индустрии, они знают, как работает бизнес, и что надо делать. Я, если честно, не знаю, кто на самом деле Claptone. Мне будет интересно, если ты скажешь.

СВ: Это масонская тайна, но, если не ошибаюсь, это техно-продюсер, который ранее выступал под ником Dexter. Впрочем, мы увлеклись! Дайте напутствие диджеям и продюсерам напоследок.

АХ: Записывайтесь к нам на курс! (смеется)

СВ: А если серьезно?

ММ: Если серьезно, то да. Мы продолжаем нашу совместную историю с образовательным интенсив-курсом по продвижению на рынке электронной музыки. Зимой планируем провести еще два — в Питере и в Москве. Но об этом лучше узнать из наших аккаунтов в Фейсбуке, а напоследок скажу вот что: я верю в силу видео, будущее за этим! С правильным видео, промо-планом, крутой идеей один релиз может сразу же вызвать большой резонанс и спровоцировать хайп вокруг автора. Без видео вы оказываетесь в поле с тысячами других артистов, которые действуют схожими стандартными методами и выделиться там сложнее. Поэтому инвестируйте время, деньги и силы именно в видео!

АХ: Точно, старайтесь быть непохожими на других артистов. Делайте что-то сумасшедшее, свежее и всё получится! Электронная музыка — очень интересная сфера для работы и саморазвития. Оно определенно стоит того.

22 декабря 2017

Подпишись на наш Twitter

и узнавай о новостях первым!
Smaggy/Papay 24 декабря 2017 0:44
Старайтесь быть непохожими на других артистов и вы нах.р никому нужны не будете. А вот пачками писать штамповки и издавать на каком нибудь известном лейбле - это больше похоже на успешный стартап)
Ответить  
Bitemundos 24 декабря 2017 4:44
Кто все эти люди?
Ответить  
DJ 24 декабря 2017 4:58
что то не стал читать там про что?
Ответить  
Bitemundos 24 декабря 2017 5:08
О трех лощеных хипстерах, судя по картинке.
Ответить  
Chistic 24 декабря 2017 17:06
Типа тут можно оставить свое мнение... Окей: самое важное понять - возможно ли заработать на вашей уникальности как автора, исполнителя, диджея, вашей внешности, ваших особенностях, да пофиг чего "вашего". Невозможно из козы сделать газель епрст :) Поэтому козе играть придется только для козликов... :)) А эти байки как стать успешным ну может я такой скептик но так это все смахивает на ло..трон.. :) А вообще удачи всем! Может кто то и прочтет и ба-бац я уже завтра буду на репите слушать музыку именно от тебя! Давай, дерзай! И в опу при..ков))
Ответить  
DJ Peretse 24 декабря 2017 21:14
интересная статья, спасибо!
Ответить  
Сонни 24 декабря 2017 21:20
А где стол?
Ответить  
Blue Pearl 25 декабря 2017 4:22
Они нашли друг друга. Это же явное 69.
Ответить  
Bitemundos 26 декабря 2017 17:39
Ишь, гейропка-то бездуховная.
Ответить  
Blue Pearl 26 декабря 2017 17:44
У них одно с другим не вяжется.
Ответить  
MAZAI (ICONYC, LA MISHKA, ENORMOUS CHILLS) 26 декабря 2017 16:04
Интересно, когда Don Diablo сменил родину на Англию)))
Ответить  
Blue Pearl 26 декабря 2017 17:44
А где его родина? Он же в раю родился.
Ответить  
DJ MahaRAJ 27 декабря 2017 13:32
Познавательная статья
Ответить  
Написать комментарий
Ваш комментарий