«Я стараюсь изобрести себя заново в каждом треке»: интервью с Ten Walls

С момента одного из самых больших скандалов на танцевальной сцене с участием Мариуса Адомайтиса, известного по проектам Ten Walls и Mario Basanov, прошло уже два года. Тогда из-за одного гомофобного поста в фейсбуке пластинки Ten Walls сжигали, промоутеры отменяли его выступления, диджеи отказывались играть с ним на одной вечеринке, а букинг-агентство разорвало контракт… не остались в стороне даже политики — президент Литвы публично осудила музыканта, сказав, что в современном обществе нет места гомофобии.

Мариус смог пережить практически всеобщую ненависть, и сейчас уже, кажется, полностью реабилитировался: его гастрольный график снова плотен, а новый альбом Queen имеет шансы осесть в различных итогах как один из лучших релизов года. В интервью в преддверии московского выступления на вечеринке Midsummer Night’s Dream, которая пройдет 15 июля в Середниково, Адомайтис поговорил с MIXED•NEWS о процессе записи лонгплея, стоящих за ним идеях, поделился своим взглядом на современную культуру и рассказал о своей студии.

О новом альбоме и вдохновении

Мариуш, нам кажется, что Queen — даже больше, чем обычный альбом: необычный по форме, с интерлюдиями, расширенным хронометражем, spoken word-вставками. Он не совсем про танцы и способен предложить слушателю больше — от вкрадчивых вокализов до эпических инструментальных запилов и драматической атмосферы. Расскажи о названии, обложке, сопровождающем артбуке и вообще о концепции релиза.

Ох, это длинная история! Для начала должен признаться, что являюсь большим поклонником формата, когда альбом выполнен в виде хорошо оформленной книги, и становится настоящим произведением искусства. Когда рассказывается целая история. И мне хотелось, чтобы этот альбом как раз рассказывал слушателю такую связанную историю. Для этого пришлось построить плавные переходы с чистым кроссфейдингом: треки были спродюсированы так, чтобы эти «перетекания» отталкивались не от ритма (в таком случае можно объединять композиции в разных тональностях), а мелодически — с помощью гармонии.

Тизер альбома «Queen»

Вообще, альбом вышел эклектичным. Так что, да, жанры, настроения, краски регулярно меняются. Самым сложным и интересным моментом рабочего процесса был именно отбор материала и его компоновка. Импрессионистский трек с легкими фортепианными пассажами переходит в конструкцию с ломаным битом, пока на фоне продолжает играть пианино; на смену этой главе приходят даб и ню-джаз. Это моя история, но в то же время и история слушателя. Я доволен результатом.

Первый диск больше подходит для спокойного и вдумчивого прослушивания. Второй звучит уже ближе к танцевальной музыке в привычном понимании. Тем не менее, я воспринимаю Queen как одно произведение, просто разделенное на две главы. И, кстати, лично мои самые любимые композиции находятся ближе к концу обоих дисков. Как только мы решили выпустить альбом, первой идеей и, можно сказать, требованием было сделать книгу в дополнение к музыке. На страницах артбука я хотел видеть фотографии, отображающие сущность каждого трека. Эти треки я визуализировал у себя в голове, потому что для артиста это естественно — выходить за профессиональные рамки в поиске дополнительных форм самовыражения, которые бы дополнили работу.

Возможно, с помощью нового альбома ты планировал заявить о себе в качестве более широкоформатного артиста с полноценными живыми выступлениями или, например, балетной труппой?

У меня достаточно разнообразный бэкграунд: от классики до электроники. Я много лет занимался самообразованием. Так что интерес к разным жанрам дал возможность делать музыку с гораздо более широким стилевым охватом, и что еще важнее — умение выстраивать композиции так, чтобы они звучали как цельное произведение.

Визуальная часть теперь тоже играет большую роль в моих выступлениях, и до тех пор, пока звук и картинка гармонично сосуществуют и воспринимаются публикой, я буду стараться выходить за концептуальные рамки «одножанрового» артиста. Балетная труппа? Почему бы и нет (смеется). Ведь я уже написал электронную оперу, если появятся идеи как в неё интегрировать балет, обязательно воплощу такую задумку.

Сколько вообще времени прошло от начала работы до выпуска альбома? И какие были ощущения и отзывы?

Провести чёткие временные рамки сложно, некоторые треки появились три года назад — ну или как минимум их оригинальные версии, которые прошли через ремастеринг. Конечно, самым напряженным периодом оказались последние 6 месяцев: нужно было справиться со всеми нюансами оформления, сведения, спланировать стратегию после выхода и многое другое. В то же время, жесткого дедлайна не было, поэтому я мог вносить правки и дорабатывать мельчайшие детали, чтобы итог полностью соответствовал видению.

Трек 2014-го, который сделал Ten Walls популярным

Что касается ощущений. Уже даже после того, как альбом издан — они по-прежнему сильны, вдохновение и музы не покидают до сих пор. Любой музыкант, композитор или продюсер согласится, что релиз альбома — это личный профессиональный праздник, эйфория. Тем более, что для меня Queen имеет особое значение — всё сведение, мастеринг и продакшн я делал самостоятельно.

О музиндустрии, электронной сцене, России и лейблах

Тебе уже доводилось бывать в России. Какое впечатление производит страна, жители и аудитория на выступлениях?

Это большая страна с очень богатой природой, в которой живёт много дружелюбных людей, а публика всегда великолепно реагирует на музыку.

Ты сможешь назвать 5 продюсеров из России, за которыми лично тебе интересно наблюдать?

Несколько моих друзей из России записывают хорошую музыку, но тот, кем я по-настоящему искренне восхищаюсь, — это Игорь Стравинский.

В Москве ты играешь на костюмированном балу, готовишь особый образ?

(Смеется) Сама идея отличная, но мой наряд, скорее всего, будет состоять из привычной комбинации «футболка и джинсы», чтобы было комфортно играть, и я смог сконцентрироваться на выступлении и публике. Вообще, мне нравится играть на абсолютно разных вечеринках, так как каждое выступление даёт вдохновение, которое впоследствии можно услышать на моих пластинках.

Теперь к животрепещущей теме. Очень многие сетуют, что в России работает правило, по которому известности можно добиться только через Запад. Как в этом отношении дела в твоей родной Литве?

Моя позиция по этому вопросу звучит примерно так: ты можешь добиться славы только с помощью таланта, тяжёлой работы и качественной музыки. Выкладывайся по максимуму в своём деле и получишь признание — хоть с той стороны планеты, хоть с этой.

В каталоге твоего лейбла меньше десятка релизов, и лишь одна сольная пластинка не подписана твоим именем...

Runemark — это домашняя платформа для новой музыки, которую я хочу выпустить в мир. На мощностях лейбла выходили достаточно успешные релизы авторства Roe Deers и Phun Thomas. Кроме того, сам с нетерпением ожидаю выходящие в скором времени новый релиз от Dumming Dum и компиляцию Runes #2. Я издаю музыку, которая мне по душе. Команда знает мои вкусы и предпочтения и присылает мне демо исходя из этого.

Об аппаратуре, креативности и студийной работе

Из чего состоит твой нынешний студийный сетап, и какие инструменты самые любимые?

Тут парой слов точно не обойтись (смеется). Есть слово, которое идеально описывает мой подход и выбор аппаратуры — аудиофил. Итак, ближе к делу: это «простреливающая» акустика Supreme Morels и мониторы Volt — наподобие тех, что использует Ханс Циммер. Мониторы и акустика играют решающую роль в студийной работе, каждая пара должна быть гармонизирована должным образом. Всю жизнь я работаю в Cubase: с первого момента, когда попробовал технологию VST3 в 1998-м и по сей день — это любовь на всю жизнь, и я не собираюсь изменять этой виртуальной студии.

Конечно, во время живых выступлений я использую Ableton Live. По моему мнению и опыту, это лучший вариант для лайвов. В стандартный арсенал входят плагины Waves, сколько себя помню, всегда ими пользовался. Дополняет «джентельменский набор» большая библиотека для программного семплера Kontakt от Native Instruments. Скажу следующее: оставьте меня только с Kontakt и Cubase, и я спокойно продолжу выпускать новые альбомы.

Студия Ten Walls. Фото — XLR8R

Последняя моя покупка — это оригинальный микрофон Neumann U47, корпус и начинка полностью аутентичные. Для записи и мастеринга — ламповый компрессор Avalon 747 SP с эквалайзером А-класса. Еще моя коллекция аналоговых синтезаторов: старый добрый ARP Odyssey; советские раритеты — Поливокс, Аэлита, Вента; несколько стандартных «обитателей» студий по всему миру типа Minimoog Voyager, Dave Smith Prophet-8; также очень раритетный Vermona Mars. Да, и ещё одна моя любовь — это один из первых выпущенных серийно, оригинальный спектрометр и аудиогенератор Tesla RTA 29. Впрочем, все эти гаджеты всего лишь инструменты. В дальнейшем планирую превратить студию в перфоманс-площадку и периодически устраивать там концерты со стримом.

Иногда я занимаюсь цифровым продакшном в дороге, но всё же предпочитаю студию, где можно извлечь максимум как из аналоговых инструментов, так и из цифровых. Живые шоу — это сугубо цифра.

О стрессах современного мира и постоянной цифровой «видимости»

Как активно гастролирующий артист в цифровую эпоху, скажи, что важнее для успешного имиджа: фантастические концерты, о которых потом долго рассказывают, или просчитанная SMM-стратегия?

Независимо от нынешних тенденций и рынка, придерживаюсь мнения, что в какую бы эпоху ты не жил и творил, самое главное — продукт, который предлагаешь публике: будь то музыкальное, литературное или другое произведение. Поэтому выступления, которые я даю; публика, с которой встречаюсь; и позитивные впечатления, которые я получаю в процессе, — главная награда.

О ностальгии и ретромании

Сегодня в России отчетливо просматривается интерес к феномену перестроечного и постсоветского рейва: выходят документальные фильмы и фотокниги, тему активно обсуждают. Как с этим в соседней Литве?

Нет, у нас эта тема точно не на подъёме.

Скучаешь по своему старому творческим амплуа Mario Basanov?

Mario Basanov был важной частью моей жизни, но не сказал бы, что питаю к нему своего рода ностальгию. Я рад, что у меня было такое амплуа, но теперь я всецело погружен в Ten Walls. Я не идеализирую своё прошлое, поэтому никаких планов вроде возрождения или чего-то такого в отношении Mario Basanov не строю.

Что слушал в последнее время?

Сейчас поделюсь: Deep Forest, LTJ Bukem, Bugge Wesseltoft, спродюсированные Куинси Джонсом альбомы... и много чего еще.

Ты согласен, что постмодернистская культура обречена на ретроманию — постоянную переработку старых идей, попытки сымитировать и так далее? Осталось, по-твоему, пространство для открытий?

Сложный вопрос... Всё движется спиралевидно, по кругу — культура повторяет себя, но никогда не воспроизводит точную реплику и не оказывается на том же самом месте — всё постоянно развивается и морфирует. Новые горизонты открываются тогда, когда не боишься идти навстречу и думать нестандартным образом. Конкретно в моём случае, я стараюсь изобрести себя заново в каждом треке.

7 июля 2017

Подпишись на наш Facebook

и узнавай о новостях первым!
Stan Wise 8 июля 2017 1:16
Басанова верните ;)
Ответить  
H.A.S.K.Y. 9 июля 2017 7:31
Парень на своем месте
Ответить  
Faberlique [Guava/Pensees] 9 июля 2017 20:52
боже послушал трек. Вы серьезно? очередной трек без смысла и какой-либо запоминаемости. Очнитесь скорее.
Ответить  
Faberlique [Guava/Pensees] 9 июля 2017 20:54
Walking With Elephants - единственное, что можно послушать. И то - временно.
Ответить  
TimeBounds 10 июля 2017 15:20
Опять какие-то ноунеймы.
Ответить  
Написать комментарий
Ваш комментарий